Другие налоги
Тема: Очерки по истории

Налоги в УССР в период нэпа (продолжение)

(Продолжение. Начало см. в «Вестнике» № 32/2011)

ПлакатВ 1928 г. Законом от 10 августа промналог был изменен: патентный сбор отменялся, а вместо него была создана система регистрационных свидетельств. Эти свидетельства нужно было выкупать на каждое заведение (как промышленное, так и торговое), на каждый склад, частную промышленную деятельность и т. п. Сам налог исчислялся на основании оборота за текущий год. Однако градация ставок для разных секторов была разной: для социалистического сектора — от 1,6 до 14,8%, для частного — от 2,15 до 17,15%. Всего было 16 ставок.

Впрочем, и после реформы 1928 г. основным принципом налогообложения остался налог на сумму с оборота. Профессор Украинского научного института в Варшаве Е. Гловинский отмечал по этому поводу: «Наряду с этим видим в данной реформе в связи с просматривающимся отходом от нэпа сильное давление на частного предпринимателя и торговца: повышаются ставки для частного сектора; отменяются льготы для мелкого торговца, кустаря, ремесленника».

16 сентября 1922 г. в СССР во времена нэпа был установлен и общеподоходный налог. В УССР он был введен 01.03.23 г. соответствующим постановлением ВУЦИК о вступлении в силу положения о государственном доходно-усадебном налоге. Задачей его введения было привлечение к налогообложению доходов и, главное, имущества уцелевшего после революционного террора остатка буржуазных и зажиточных слоев общества. Структура его была подобна западноевропейским налогам того времени, однако в тогдашних советских условиях он не мог дать больших доходов в государственную казну и еще больше обременил жизнь «недобитой буржуазии».

В 1924 г. система подоходного налогообложения резко изменилась и приобрела классовый характер. На разные категории делится не только население, но и местность. Налогообложение было постепенным, с обязательным декларированием. Впрочем, уже спустя два года (24.03.26 г.) общеподоходный налог в который раз претерпел реформирование, снова частично приблизившись к европейским образцам. Доходы в полной мере облагались налогами (за небольшим исключением), и налог должен был четко учитываться. Сохранен был также его постепенный характер и принцип классовости. Однако классовость налогообложения стала трехступенчатой, причем ставки взиманий делились следующим образом:

расписание № 1 — для трудовых доходов по найму (рабочие и служащие);
расписание № 2 — для трудовых свободных (не по найму);
расписание № 3 — для нетрудовых доходов.

Налоговое бремя между этими расписаниями имело соотношение в цифрах в среднем как 1 : 3 : 4. Относительно уровня 1924 г. больше всего увеличилось налогообложение (свыше 30%) для так называемых нетрудовых доходов. В 1927 г. для последнего расписания уровень налогообложения был повышен вплоть до 54% с суммы налогооблагаемой прибыли.

Впрочем, специалисты по финансам в то время отмечали по этому поводу, что «специфической особенностью советского подоходного налога, придающей ему выраженно классовый характер, является именно то большое распятие ставок, которое видим для доходов, облагаемых налогом по расписанию № 3. Вместе с тем дискриминация налоговых источников, деление доходов по способу их получения не являются изобретением большевиков. Уже до войны в некоторых западноевропейских странах происходит разделение доходов при обложении их подоходным налогом на фондированные и нефондированные; доходы с наемного труда почти всегда составляют отдельную категорию доходов, к тому же категорию фаворизированную». Добавим к этому лишь то, что в европейских странах того времени данные ставки не составляли таких высоких процентов.

Налоговая реформа 1930 г. немного изменила систему налогов в СССР (а затем и в УССР), но это уже отдельная тема.

В целом эти три налога (сельскохозяйственный, промышленный и общедоходный) и составляли основу системы советских прямых налогов. Существовал, правда, и ряд других налоговых взиманий, носивших, однако, временный характер. Так, в начале нэпа среди временных налогов (чрезвычайного введения в связи с голодомором), в частности, были:

всеобщий налог (постановление ВУЦИК от 03.04.22 г.), просуществовавший до 1924 г.;

налог в пользу голодающих за проезд пассажиров и перевозку грузов по железной дороге и воде — 10% стоимости (постановление ВУЦИК от 03.09.21 г.);

в 1922 — 1923 гг. действовал так называемый трудгужналог на трудовую и гужевую повинность, который со времен военного коммунизма был переведен на денежный уровень. Постановлением ВУЦИК от 30.08.22 г. введен «денежный подворный налог вне городских поселков для удовлетворения местных нужд». В 1924 г. вместо трудгужналога устанавливается единый сельхозналог. Однако несмотря на то, что денежные налоги были увеличены, поступления от них в 1922 — 1923 гг., как отмечали официальные «Вісти» (03.03.23 г.), «составляли незначительную часть, всего 2% суммы натуральных налогов, а вместе с подворным, фактически еще несобранным, всего 996».

Еще меньшими, однако носившими более устойчивый характер, были рентный налог, налог с наследства и дарения (который существовал с 1923 г. и тормозил возможность накопления капиталов в частных руках), а также налог на сверхприбыль, введенный в 1927 г. и отмененный в 1934 г.

Больше половины доходов в бюджет СССР (до реформы 1930 г.) приносила довольно широкая и разветвленная система косвенных налогов. Косвенные налоги вводились большей частью в виде акцизов. Устанавливая акцизную систему в начале нэпа, советская власть практически полностью переняла ее структуру у царской России, они были введены с 1922 г. (постановления ВУЦИК и СНК УССР от 05.04, 15.05, 07.06, 30.08, 25.10, 15.11, 10.12.22 г.) с отличиями лишь в том, что в 1925 г. была возобновлена продажа «хлебного вина» (40-градусной водки), а в 1928 г. отменен акциз на соль.

(Продолжение следует)