Другие налоги
Тема: Очерки по истории

Налоги в УССР в период нэпа

После победы в гражданской войне партия большевиков, сосредоточив всю полноту власти в своих руках, стала на путь взлелеянных в мечтах ее руководителями экономических и социальных экспериментов. Однако политика военного коммунизма быстро довела страну до хозяйственной разрухи и угрозы общественного взрыва. Вследствие этого в начале 1920-х годов власть была вынуждена прибегнуть к отходу от собственных партийных принципов и от крайне левого пути экономического развития страны. В СССР, а затем и в УССР, начался временный период так называемой новой экономической политики (нэп).


Нэп берет начало с Декрета от 21.03.21 г. о замене продразверстки продналогом. Декретом отменялась принудительная монополия государства на заготовку продуктов сельского хозяйства и разрешалась их свободная продажа на местном рынке. Введение этого Декрета положило начало отходу от крайних мер военного коммунизма. Вследствие политики коммунистического террора до полной разрухи было доведено народное хозяйство. Промышленность, проедая старые запасы, едва прозябала. Транспорт был разрушен полностью. Советский рубль падал с катастрофической скоростью. Крестьянство под давлением продразверстки сократило свои посевы до потребительского минимума. Национальный доход уменьшился более чем на половину.

Необходимо было решительно менять экономический курс и отказаться от попыток построения интегрального социализма. Голод в Украине, крестьянские восстания, мятеж матросов в Кронштадте подтолкнули наконец большевистское руководство к изменениям.

Декрет о замене продразверстки продналогом был объявлен в «Вестях» от 29 марта 1921 г. постановлением Чрезвычайной сессии Всеукраинского центрального исполнительного комитета (ВУЦИК) от 27.03.21 г. В Воззвании ЦИК и Совета Народных Комиссаров (СНК) УССР к крестьянам по этому поводу говорилось: «Общая сумма налога должна постоянно уменьшаться по мере того, как восстановление транспорта и промышленности даст возможность советской власти получать продукты сельского хозяйства в обмен на фабрично-заводские и кустарные продукты». И действительно, общая сумма хлеба, собираемая в Украине, была уменьшена с 160 до 115 млн. пудов. Замена продразверстки продналогом положила начало отмене монополии государства на продукты сельского хозяйства. Это означало, что с этих пор крестьянин получает право свободно распоряжаться остатками своей продукции, может сбывать ее сверх потребительского минимума и не бояться, что государство конфискует все остатки. Изменения продовольственно-налоговой политики давали украинскому крестьянству жизненно небходимый шанс вырваться из петли голодомора.

Декрет о продналоге определил объектом налогообложения зерновые продукты. В дальнейшем натуральный налог был введен и на другие сельхозпродукты: картофель и масляные семена (Декретом СНК от 28.05.21 г.), солому (26.06.21 г.), шерсть (28.06.21 г.), продукты пчеловодства (24.06.21 г.), огородничества, бахчевые культуры (24.06.21 г.), молочные продукты.

Со временем эта серия отдельных натуральных налогов была преобразована на единый натуральный налог (Декрет ВУЦИК и СНК от 11.04.22 г.). Однако несмотря на изменение разновидности налогообложения крестьянства голод в Украине окончательно преодолеть не удалось. Ведь и новое налогообложение материально было очень тяжелым для крестьянина. Отечественный экономист-эмигрант профессор Украинской хозяйственной академии в Чешско-Словацкой Республике М. Добриловский справедливо отмечал по этому поводу: «Базой оценки объекта становятся внешние количественные признаки платежной способности хозяйства, которые могут и не соответствовать действительной доходности. Поэтому расширяется круг плательщиков — в налогообложение вовлекаются и малосильные потребительские хозяйства, на которых падает часть налогового бремени за счет зажиточного крестьянства, у которого из-за этого остаются небольшие запасы для продажи на свободном рынке. Этих запасов, однако, не могло быть много. Натуральный налог был единственным надежным источником, из которого государство могло получать реальные ценности, и потому ему трудно было удержаться, чтобы не исчерпать этот источник до дна. А при несовершенстве методов оценки это исчерпывание проводилось очень неравномерно и тем самым обессиливало тот стимул распространения продуктивности хозяйства, который советская власть хотела оживить налоговой реформой. Уничтожение продразверсткой более крепких хозяйств происходило медленно, более слабые же хозяйства под влиянием натурального налога быстрыми шагами идут к упадку».

Кроме того, неотлаженность и неготовность материальной базы государственных органов приводили к порче продуктов из-за неприспособленности и ограниченного количества соответствующих помещений; собранные продукты расходовались непродуктивно и разворовывались. Вместе с тем объемы взимания налога были весьма высокими — до 40% всей суммы собранного налога (в бывшей России, например, сумма взимания поземельного и других простых налогов не превышала 7%). Натуральный налог к тому же поддерживал натуральную (бартерную) систему отношений в экономике. Выпуская миллиарды бумажных денег, государство таким образом само способствовало их обесцениванию, отказываясь брать их в налоговую или другого рода уплату.

Одновременно продолжались послабления и в промышленной сфере: мелкие предприятия были возвращены их предыдущим собственникам или отданы в аренду частным лицам; в определенных пределах разрешались биржевые операции; создавались различные торговые, промышленные и транспортные конторы; общественная промышленность была переведена на хозрасчет; стали появляться тресты. С подобными изменениями в стране начал возникать и объект налогообложения — промышленно-торговые доходы частных лиц и социалистического сектора, а соответственно и первый за период нэпа денежный налог — промышленный (постановления ВУЦИК и СНК УССР от 26.08.21 г. и от 15.03.21 г.).

Денежный промышленный налог до 1928 г. по структуре был подобен российскому дореволюционному промышленному налогу. Различие состояло лишь в том, что советский уравнительный налог (на первых порах имел название «равноделимый сбор») взимался в процентном отношении к обороту, а не с чистой прибыли. До его реформирования в 1928 г. промналог состоял из двух частей — патента и уравнительного налога.

Патент был установлен в твердых ставках в зависимости от местности, характера и размера торгового или промышленного предприятия. Он имел вид своего рода аванса, который выплачивался предприятиями с началом хозяйственного года и потом вычитался из уравнительного налога.

Уравнительный налог исчислялся за прошедший год в зависимости от суммы оборота определенного предприятия в процентах из суммы оборота в зависимости от вида заведения. От налога освобождались: государственные и коммунальные предприятия, не занимавшиеся частными нуждами, а занимавшиеся общественным благосостоянием; Государственный банк и Государственное страхование; государственные железные дороги, другие виды транспорта, почта, телеграф, телефон; мелкая торговля с телег, с рук изделиями собственного сельского промысла.

(Продолжение следует)