Другие налоги
Тема: Очерки по истории

Доходы Войска Запорожского (продолжение)

(Продолжение. Начало см. в «Вестнике» № 11 — 16/2011)

(часть вторая)

Как писал Михаил Грушевский, казаки считали, что за свою службу не должны подчиняться никакой власти, кроме своей выборной старшины казацкой, и не должны нести никаких обязанностей, кроме военной службы, — не платить налогов ни государственных, ни панских, не работать на панщине, не повиноваться власти своих помещиков или их суду.

Наоборот, по мнению казаков, они еще имеют право собирать для себя с населения все необходимое для проживания во время войны — с мещан и людей панских и королевских. Отстаивая свои привилегии, казаки с негодованием воспринимали налоговые нововведения и реформы.

Поэтому, писал Михаил Грушевский, когда во времена правления гетмана Брюховецкого «приехали московские переписчики, переписали людей, их земли, имения, стали налагать московские налоги и наставлять московских сборщиков, гнев на Брюховецкого и на Москву поднялся еще больший... Вот тогда и решил он с помощью Дорошенко поднять восстание против Москвы, чтобы таким способом снять с себя ненависть народную».

Так же было, когда гетман Юрий Хмельницкий стал налагать новые налоги — «с детей, сегодня родившихся, с правой руки и с левой ноги, с каждого пальца», и, кроме того, он еще установил налог на свадьбу. Согласно легенде однажды, не получив с бракосочетания установленного им вознаграждения, Юрий совершил нападение на дом родителей невесты.

Таким образом, налоги платили только крестьяне и мещане. Основной денежный налог, который сечевые власти взимали с простолюдинов или крестьян, назывался военным окладом (тягловые — 80, пешие — 30, наемные работники — 70 коп.).

Этот налог был главным доходом Коша Запорожской Сечи. Казацкая казна в весьма незначительной степени обновлялась за счет прямых налогов. Основное значение имели доходы с привозной и вывозной пошлины (индукты, эвекты) и косвенные налоги — оплата с мельниц, стекольных заводов, рудников, табака, дегтя, селитры, шинков.

Одним из основных внеземледельческих занятий украинских казаков и государственных крестьян был торгово-извозничий промысел — чумачество. Чумацкий промысел был хорошо организован, а его механизмы отработаны до мелочей. Чумаки торговали солью, рыбой, лесом, ремесленными изделиями, плодами промыслов и т. п. Главным транспортным средством были мажи — пароволовые или четырехволовые телеги. Для безопасности чумаки объединялись в валки, во главе которых стоял атаман.

С ранней весны до поздней осени из разных мест Украины выезжали в Крым чумацкие валки. В далекий путь чумаки всегда брали с собой лишний скот или лошадей в качестве товара для продажи на свободных запорожских землях. Здесь уже не распространялись законы Российской империи, этот товар можно было продать и выручить за него золотые и серебряные деньги. Указами Петра I и его преемников из Украины запрещалось вывозить за рубеж серебро, золото, а также серебряные и золотые монеты.

Это делалось с целью подрыва экономической и финансовой силы украинского купечества и проведения протекционистской политики царского правительства относительно российской торговли, развития и поддержки торговых портов и городов на севере (Санкт-Петербурга, Архангельска, портов прибалтийских стран и др.), а значит, и пополнения российской казны за счет торговых пошлин и налогов. Такие действия царского правительства вынуждали украинских купцов и чумаков прибегать к обходным мерам.

Запорожцы ремонтировали плотины, мосты, перевозы и взимали с проезжих купцов и чумаков соответствующие сборы. Так, за перевоз через р. Самару (левый приток Днепра, Днепропетровская обл.) необходимо было платить следующие налоги: местным жителям — по 2 коп. со двора в год; купцам, ехавшим в Крым или обратно, — по 10 коп. с парной воловой телеги, по 15 коп. — с четырехволовой и по 20 коп. — с шестиволовой фуры.

Мостовое взималось не только на многочисленных мостах в самой Сечи, но и на другой стороне Днепра, на татарской земле. Так, из исторических источников известен факт сооружения запорожцами гати и моста через р. Белозерку (левый приток Днепра, Херсонская обл.) в 6 саженей длиной. За проезд этим мостом казаки взимали налог в размере 4-5 коп. с большой телеги с грузом, 2 коп. — с меньшей телеги, 1 коп. — с пустой.

Преодолев все украинские заставы, уплатив соответствующие налоги в Запорожской Сечи, украинские купцы и чумаки оказывались на татарской территории. На этих землях необходимо было тоже платить немалое количество налогов.

Большой проблемой для украинских купцов и чумаков была нехватка в степи воды и подножного корма для скота. Татары обустраивали колодцы, откуда чумаки могли брать воду, но за эту услугу следовало платить соответствующий налог.

 Из Украины в Крым везли преимущественно водку, постное масло, полотно, мех, железо и пр. В Крыму все привезенные товары облагались налогами — официальными и неофициальными, ненормированными. К официальным оплатам относилось сороковое, взимаемое татарами на Перекопе.

Издавна этот налог платили натурой, а не деньгами. То есть со всех привезенных товаров купец должен был платить сороковую часть именно этими товарами. Как правило, данный налог платился без возражений.

Что касается неофициальных налогов, то они нередко вызывали недовольство и нарекания украинских купцов на местную власть. К таким налогам относились сборы на переводчика, подарки татарской старшине, местная пошлина и т. п. Если купцы не соглашались платить, у них забирали товары, а самих купцов арестовывали.

 С 1754 г. вместо ввозной и вывозной пошлины с купеческих товаров начали собирать налог в размере 13 коп. с каждого рубля, увеличив его таким образом в 1,5 раза. Немалым налогом облагалось вино, которое вывозилось из Крыма. Так, в 1748 г. он составлял 3-4 руб. с буты (большой бочки).

После отмены института гетманства (1764 г.) и первой русско-турецкой войны (1768-1774 гг.) торговые отношения украинских и крымских купцов начали сворачиваться. А с сооружением нового порта в г. Херсоне и позднее — других черноморских портов открылись новые пути для торговли Российской империи с Турцией и Крымом. Со временем запорожские земли утратили значение главного торгового транзита с севера на юг.

Именно в этот период, по наблюдению Дмитрия Яворницкого, «резкая противоположность между Запорожьем и Украиной, с одной стороны, и Великороссией — с другой, начала проявляться больше всего. На протяжении всего этого времени в Московском государстве усиленно развивалась идея государственности, тогда как в Запорожье и Украине проявлялось стремление удержать извечные права и вольности и посредством их сохранить индивидуальность народа».

После Переяславского соглашения 1654 г. Украина фактически оказалась в вассальной зависимости от России, при которой более сильная сторона (царь) соглашалась защищать более слабую при условии, что украинцы были обязаны платить царю налоги. В Украине появилась русская царская администрация с военными отрядами, которая стала активно вмешиваться в финансовую систему Гетманщины.

В 1666 г. при гетмане Брюховецком на украинскую землю прибыли московские переписчики, которые начали составлять подушную опись сел. Переписывались дворы «пашенных» людей (хлебопашцев), которые должны были платить налоги в московскую казну. В перепись не включались казацкие дворы и монастырские села.

Перепись 1666 г. проводилась по дворам. Поскольку налоги россияне и поляки брали столетиями со двора, крестьяне старались дворы не делить. Возникали свообразные общины-концы, иногда до пяти семей. Эта традиция продолжалась вплоть до конца крепостничества, когда началось распределение земли на дворы. Несмотря на стихийные бедствия 1637, 1658, 1664 гг. перепись упоминает в целом около 400 дворов-налогоплательщиков на Киевщине.

Впрочем, налоговая система в Украине не была тягостной, о чем свидетельствует, в частности, донос на гетмана Самойловича, обвиненного в том, что он не повышает весьма низкие пошлины.

(Продолжение следует)