Юридическая практика

С коррупционерами — не по пути

В Национальном университете ГНС Украины при участии Председателя ГНС Украины Александра КЛИМЕНКО{h}Председатель ГНС Украины Александр КЛИМЕНКО:
«Я не могу утверждать, что ведомство — некоррумпированное. Но проведенные социологические опросы свидетельствуют: коллеги-налоговики и налогоплательщики считают наше учреждение наименее коррумпированным. Однако для нас основное — сохранить и усилить такое состояние вещей, сделать невозможными любые коррупционные проявления»{/h} состоялась Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы противодействия коррупции в органах Государственной налоговой службы Украины». Налоговики, предприниматели, представители общественности и международные эксперты совещались, как преодолеть коррупцию в налоговой службе.


Разговор на конференции состоялся откровенный и содержательный — участники искали пути решения проблемы в принятии политических решений руководством государства, в усовершенствовании отечественного законодательства, в международном опыте и в собственно оперативной деятельности Управления внутренней безопасности ГНС Украины.

Впрочем, как отметил бизнес-омбудсмен правительства Грузии Георгий Пертая, не следует искать рецептов от недуга в международных образцах противодействия коррупции. Украина должна выработать собственные методы борьбы с этим негативным явлением. Опыт Грузии, которая за последние несколько лет в значительной мере преодолела коррупцию, хотя до этого была одной из наиболее коррумпированных стран бывшего СССР, базировался на политической воле к реальной борьбе с коррупцией во всех эшелонах власти. Как результат, значительно повысилось невосприятие коррупции. «Основное в преодолении коррупции — это политическая воля», — подчеркнул Георгий Пертая. Все структуры должны содержать антикоррупционный компонент и проверяться на коррупцию, в случае негативного показателя — расформировываться. В Грузии значительно уменьшились проявления бюрократии. Вследствие реформ уволено 50% госслужащих. Опыт работников не может быть ценным, если он коррупционный.

Советник по правовым вопросам Департамента юстиции США Мэри Бетлер сообщила, что во избежание коррупционных рисков в стране анализ деятельности предприятий должен осуществляться двумя независимыми структурами, а уплата налогов — при помощи электронной системы.

Александр Клименко — Председатель ГНС Украины«Для Украины одна из главных проблем — разная трактовка законодательства и высокий уровень теневой экономики, — отметил Председатель ГНС Украины Александр Клименко. — Все остальное — производное».

Что касается деятельности налогового ведомства, то на практике широко применяются элементы электронного управления, а также персональная ответственность руководителей структурных подразделений.

«Мы начали перестройку налоговой службы с фискальной в сервисную. Персонал, воспринимающий это, — будет работать, те, кто не воспримет, будут уволены с занимаемых должностей», — подчеркнул Председатель ГНС Украины.

Участники приняли рекомендации относительно деятельности ГНС Украины для дальнейшего их введения, в частности по созданию условий для ускорения введения инновационных инструментов и методов  противодействия коррупции и должностным преступлениям, усовершенствования операционного процесса управления коррупционными рисками, введения экспертных процедур по оценке рисков антикоррупционной политики (идентификация, анализ, оценка влияния), повышения ответственности руководителей функциональных подразделений (организационных единиц) и усовершенствования операционных рисков, а также выступили с инициативой о замене в ст. 368 Уголовного кодекса Украины основного вида уголовного наказания в виде лишения свободы высокими штрафными санкциями, превышающими стоимость полученных «вознаграждений» в 10 — 20 раз и др.

 

Предлагаем вашему вниманию видение решения проблемы специалистами Управления внутренней безопасности ГНС Украины.

 

Заместитель начальника налоговой милиции — начальник Управления внутренней безопасности ГНС Украины Владимир КОСТЕНКО: «Управлением внутренней безопасности вводится рискоориентированная система мониторинга коррупционных рисков»

«Нами осуществлена ревизия приказов, инструкций, других нормативно-правовых актов налоговой службы. В результате этой работы были выявлены коррупционные риски, в частности «узкие места» нормативной базы, которые позволяют разночтение и нечетко определяют алгоритм действий налоговиков. Они позволяют исполнителю на свое усмотрение трактовать правовые нормы и тем самым создают возможности для совершения коррупционных действий.

Таким образом, были выявлены нормативные акты или их отдельные положения, являющиеся непосредственными законодательными источниками коррупционных рисков.

Однако на этом мы не останавливаемся. Следующими шагами являются разработка и внесение изменений в ведомственные нормативно-правовые акты, которые бы максимально снизили вероятность коррупции при их применении. На сегодня эта работа продолжается при участии руководства ГНС Украины и подразделений налоговой службы.

Результат этого — внесение таких изменений в ведомственные нормативные акты, которые частично уменьшат, а в некоторых сферах, как мы надеемся, уничтожат коррупционную составляющую в деятельности органов ГНС.

Вместе с тем мы понимаем, что рискоопасные операционные процессы в органах налоговой службы не исчезнут.

Поэтому Управлением внутренней безопасности вводится рискоориентированная система мониторинга коррупционных рисков. Она позволит определять подразделения налоговой службы с высоким уровнем таких рисков.

Следует остановиться на работе этой системы подробнее. В такую систему вносится формализованная информация (коррупционные составляющие), полученная как от работников подразделений Управления, так и от других структурных подразделений органов ГНС, а именно:

  • сведения о коррупционных правонарушениях со стороны работников органов ГНС;
  • жалобы налогоплательщиков;
  • результаты проведенных служебных расследований и проверок;
  • информация о дисциплинарных взысканиях;
  • сведения о территориальном распределении подразделений ГНС регионального уровня, их руководящем составе и численности работников, выполнении плановых показателей;
  • другая информация (сведения, полученные на «горячую линию» «Пульс налоговой», опубликованные в средствах массовой информации, размещенные в сети Интернет и т. п.).

В дальнейшем эти сведения обрабатываются и анализируются. В результате  имеем действенный инструмент оценки коррупционных рисков — своеобразный рейтинг наиболее уязвимых для коррупции подразделений ГНС Украины.

Значительное внимание также отводится введению процедур системного контроля за действиями налоговиков со стороны органов ГНС высшего уровня и подразделений внутренней безопасности. Новое антикоррупционное законодательство, хотя и имеет существенные системные недостатки, все же дало возможность установления для лиц руководящего состава налоговых органов принципиально новых требований выявления и прекращения коррупционных действий.

Важным элементом противодействия коррупции является применение дисциплинарной практики. Ведь своевременное принятие мер дисциплинарного влияния к потенциальным коррупционерам является важным инструментом предупреждения правонарушений. Такие меры позволяют предупредить тяжкие последствия и своевременно снизить риск наступления уголовной или административной ответственности.

Так, за невыполнение или ненадлежащее выполнение служебных обязанностей по инициативе Управления внутренней безопасности только в І квартале 2012 года к дисциплинарной ответственности привлечено 457 человек, 71 из которых уволен из органов ГНС.

В ходе проверок мы выясняем причины, способствующие совершению правонарушений, и требуем от руководителей налоговых органов принятия мер по их устранению. Только в течение января — марта 2012 года руководителям органов ГНС направлено 578 таких представлений.

Подразделения внутренней безопасности активно влияют на подбор кандидатов с целью недопущения назначения на должности тех, кто потенциально может скомпрометировать налоговую службу.

Основная цель — это не фиксация уже совершенных правонарушений, а их предупреждение и профилактика»


Начальник отдела внутренней безопасности при Государственной налоговой службе во Львовской области Управления внутренней безопасности Государственной налоговой службы Украины Андрей МАГДЯК: «Целесообразно внести изменения»

«Как практик хотел бы поделиться проблемными вопросами, возникающими при организации выявления, раскрытия коррупционных действий в органах ГНС Украины, в частности административно-уголовной коррупции.

По моему мнению, основными причинами совершения коррупционных правонарушений являются сравнительно небольшие заработные платы работников органов ГНС, а отсюда — соблазн получения неправомерной выгоды, недостаточный уровень правосознания работников налоговой службы, слабый контроль со стороны непосредственных руководителей за действиями подчиненных при выполнении служебных обязанностей, отсутствие надлежащего реагирования на совершенные правонарушения путем принятия мер к руководителям подразделений, подчиненные работники которых допустили коррупционные правонарушения.

Однако наличие этих причин не оправдывает совершения должностными лицами, в частности работниками налоговых органов, коррупционных действий и не влияет на смягчение ответственности за их совершение.

Вместе с тем хотя законодательство Украины и устанавливает достаточно жесткие ограничения, касающиеся поведения должностных лиц, предусматривает довольно суровую ответственность за их нарушение, практика применения антикоррупционных норм, к сожалению, подтвердила их некоторое несовершенство.

В частности, несмотря на то что Законом Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» установлен ряд ограничений, запретов и обязанностей, КоАП не предусмотрена ответственность за нарушение:

  • установленных частью третьей ст. 8 Закона обязанностей относительно передачи подарков (пожертвований) органам, учреждениям или организациям;
  • установленных ст. 9 Закона ограничений относительно работы близких лиц;
  • установленных ст. 10 Закона ограничений по отношению к лицам, уволившимся с должностей или прекратившим деятельность, связанную с выполнением функций государства, местного самоуправления;
  • установленных ст. 12 Закона требований финансового контроля в части внесения в декларацию недостоверной информации;
  • установленных ст. 17 Закона запретов на получение услуг и имущества органами государственной власти и местного самоуправления;
  • установленных ст. 19 Закона обязанностей по информированию общественности о мерах по предотвращению и противодействию коррупции.

Имеются проблемы и в документировании административного коррупционного правонарушения.

При документировании фактов коррупционных действий заявитель, как правило, к заявлению прилагает аудио- или видеозапись разговора о требовании так называемой  неправомерной выгоды, обещании или предложении, сделанную им самостоятельно. Поскольку документирование указанных фактов с привлечением таких доказательств осуществляется в целях дальнейшего составления административного коррупционного протокола и не в рамках Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», то судами на основании решения Конституционного Суда Украины от 20.10.2011 г. по делу № 1-31/2011 именно эти дополнительные доказательства совершения коррупционного правонарушения (аудио- или видеозаписи) не принимаются во внимание. Данные обстоятельства усложняют доказательство вины правонарушителя.

Таким образом, оперативники вообще лишаются права на применение оперативно-технических мероприятий в ходе административных производств, поскольку их возможно проводить только в рамках ведения оперативно-розыскных дел. А в соответствии со ст. 1 Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» правоохранительными органами осуществляются поиск и фиксация данных о противоправных действиях, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины. При этом мероприятия по документированию правонарушений, за которые установлена административная ответственность, не предусмотрены.

Требует дополнительного законодательного урегулирования вопрос порядка и условий сбора доказательств при составлении протокола о совершении коррупционного административного правонарушения. В отличие от Уголовно-процессуального кодекса Украины, в КоАП четко не регламентирован порядок сбора доказательств, составление соответствующих процессуальных документов.

На практике возникают вопросы о сроках привлечения лиц к административной ответственности за совершение коррупционных правонарушений.

Например, срок судебного разбирательства затягивается по причинам, которые не указаны в части четвертой ст. 277 КоАП, однако не позволяют завершить судебное разбирательство дела в предусмотренные законом сроки.

В связи с изложенным, возможно, целесообразно внести на законодательном уровне изменения по предоставлению права прекращения судом срока рассмотрения дела в случае, если лицо, в отношении которого составлен протокол об административном коррупционном правонарушении, умышленно уклоняется от явки в суд или по уважительным причинам не может туда явиться (болезнь, нахождение в командировке или на лечении, в отпуске и т. п.), или производство по делу не может быть завершено в предусмотренный частью первой этой статьи срок по другим причинам (неявка защитника, удовлетворение ходатайств участников судебного разбирательства и другие основания, которые судом будут признаны уважительными)»