Юридическая практика
Тема: НДС

Нарушение законодательства при формировании налогового кредита по налогу на добавленную стоимость по операциям по приобретению товаров

Суть дела. При проведении проверки ООО «П» органом ГНС выявлено нарушение норм законодательства, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, которое состояло в отнесении к составу налогового кредита сумм НДС по операциям с предприятием, имевшим признаки фиктивности.

Налогоплательщик считает, что им не допущены нарушения норм законодательства Украины, поскольку при приобретении товара сумма НДС уплачена в цене товара, о чем свидетельствуют надлежащим образом оформленные налоговые накладные.

Решение суда. ВСУ, поддерживая позицию государственного налогового органа, отметил следующее. Руководствуясь нормами действующего законодательства Украины, государственным налоговым органом проведена проверка ООО «П» на предмет соблюдения последним требований налогового, валютного и другого законодательства. При ее проведении выявлены нарушения субъектом хозяйствования норм действующего законодательства, составлен акт и вынесено налоговое уведомление-решение, которым субъекту хозяйствования определены налоговые обязательства по НДС и к нему применены штрафные санкции.

Не соглашаясь с доначисленными суммами налоговых обязательств, ООО «П» обратилось в суд с иском о признании действий государственного налогового органа неправомерными и отмене налогового уведомления-решения.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен полностью.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в иске субъекту хозяйствования отказано полностью.

ВАСУ своим определением кассационную жалобу субъекта хозяйствования оставил без удовлетворения, а решение суда апелляционной инстанции — без изменений.

Считая, что при вынесении решения ВАСУ иначе применены нормы материального права по сравнению с их применением при рассмотрении судами кассационных инстанций других дел, ООО  «П» обратилось с жалобой в ВСУ.

По результатам пересмотра заявления ООО «П» ВСУ пришел к выводу, что обжалованное решение ВАСУ не подлежит отмене, учитывая следующее.

Судами предыдущих инстанций установлено, что во исполнение договора купли-продажи ООО «П» приобрело у ООО «К» товар в количестве и ассортименте согласно спецификации. По результатам выполнения операции по поставке этого товара ООО «П» уплаченная сумма НДС отнесена к составу налогового кредита на основании полученной налоговой накладной.

В дальнейшем с целью экспорта указанный товар ООО «П» передан комиссионеру ЧП «Е» согласно условиям договора комиссии. Факт экспорта товара подтверждается грузовой таможенной декларацией, в которой отправителем указано ООО «П», получателем товара — компания «S» (Латвия, Рига), а производителем этой продукции — ЗАО «І».

Вместе с тем на запрос государственного налогового органа Управление финансовой полиции Латвийской республики сообщило, что компания «S» имеет признаки фиктивности, соглашения от лица этой компании заключались без ведома ее учредителей.

Проведение встречной проверки поставщика истца ООО «К» по вопросам их взаимоотношений государственным налоговым органом оказалось невозможным в связи с ликвидацией этого общества.

Согласно заключениям эксперта товар, который приобретался, а в дальнейшем экспортировался за рубеж ООО «П», был произведен ЗАО «І». Однако ЗАО «І» на момент осуществления указанных операций не работало, в судебном порядке учредительные документы этого субъекта хозяйствования признаны недействительными.

В соответствии с экспертным заключением о техническом состоянии цеха товар, который в дальнейшем был реализован, на оборудовании ЗАО «І» не производился и не мог производиться; информация, где мог производиться указанный товар, у экспертного учреждения отсутствует.

Согласно пп. 7.4.1 п. 7.4 ст. 7 Закона об НДС (действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений) налоговый кредит отчетного периода состоит из сумм налогов, уплаченных (начисленных) плательщиком налога в отчетном периоде в связи с приобретением товаров (работ, услуг), стоимость которых относится к составу валовых расходов производства (оборота) и основных фондов или нематериальных активов, подлежащих амортизации.

По нормам пп. 7.4.5 этого пункта не разрешается включение в налоговый кредит любых расходов по уплате налога, не подтвержденных налоговыми накладными или таможенными декларациями, а при импорте работ (услуг) — актом принятия работ (услуг) или банковским документом, удостоверяющим перечисление денежных средств на оплату стоимости таких работ (услуг).

Основным мотивом удовлетворения этого иска суд первой инстанции указал наличие у ООО «П» надлежащим образом оформленной налоговой накладной, что является достаточным основанием для определения налогового кредита.

Между тем необходимо подчеркнуть, что последствия в налоговом учете плательщика создают только реально совершенные хозяйственные операции, то есть такие, которые связаны с движением активов, изменением обязательств или собственного капитала плательщика и соответствуют содержанию, отраженному в заключенных налогоплательщиком договорах. То есть в случае фиктивности операций начисление налогового кредита следует признать безосновательным, несмотря на наличие у плательщика налога (истца по делу) доказательств оплаты продавцу стоимости товара с НДС.

В рассматриваемом случае из установленных судебными инстанциями фактических данных вытекает вывод о бестоварности операций по поставке ООО «П» товара. Ведь остановка производства в цехах указанного истцом предприятия-производителя (ЗАО «І») без дальнейшего возобновления его деятельности (о чем свидетельствует, в частности, факт отмены его учредительных документов, экспертное заключение о техническом состоянии цеха этого предприятия и т. п.), отсутствие информации о других производителях аналогичного товара, а также документов на подтверждение факта транспортировки спорной продукции, ее хранения, принятия по количеству и качеству, выполнения погрузочно-разгрузочных работ и пр. являются достаточными основаниями для вывода об отсутствии товара, который был объектом договора купли-продажи, заключенного между ООО «П» и ООО «К».

Кроме того, об отсутствии реального характера перечисленных операций также свидетельствует фиктивный характер деятельности предприятия-нерезидента, которому якобы был экспортирован указанный товар, а также отмена регистрации и снятие с учета контрагентов истца (его поставщика ООО «К», а также комиссионера ЧП «Е»).

При таких обстоятельствах решение ВАСУ является обоснованным и полностью соответствует содержанию Закона об НДС.

Учитывая изложенное, ВСУ по результатам пересмотра жалобы субъекта хозяйствования оставил ее без удовлетворения, а обжалуемое судебное решение ВАСУ — без изменений.


Владислав РОЗМОШ,
заместитель директора Юридического департамента
ГНА Украины
начальник отдела представительства
интересов органов ГНС в судах кассационной инстанции
и обобщения судебной практики

«Горячие линии»

Дата: 5 сентября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42