Юридическая практика
Тема: Проверки и ответственность

Фиктивная деятельность

Суть дела. При проведении налоговым органом внеплановой выездной документальной проверки дочернего предприятия (далееДП) ООО «Е» по вопросам соблюдения требований налогового законодательства было установлено занижение налога на прибыль в сумме 199 316,84 грн. и НДС на общую сумму 159 462,07 грн.

Кроме того, установлено, что контрагентами истца были фиктивные предприятия, созданные лицами, которые по приговору суда, постановленному по уголовному делу, признаны виновными.ДП ООО «Е» не согласно с позицией органа ГНС и обжалует в суде вынесенные налоговые уведомления-решения налогового органа.

Решение суда. Окружной административный суд по делу № 2а-8855/12/2670, отказывая в иске, установил следующее.

Органом ГНИ была проведена внеплановая выездная документальная проверка ДП ООО «Е» по вопросам соблюдения требований налогового законодательства при осуществлении финансово-хозяйственных взаимоотношений с ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «К», ООО «Б» за период с 01.09.2008 г. по 01.10.2011 г.

В ходе проведения указанной проверки контролирующим органом было установлено следующее.

В соответствии с бухгалтерским учетом ДП ООО «Е» отражены в валовых расходах при взаимоотношениях с ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «К», ООО «Б» расходы.

По результатам проверки контрагентов истца ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К» контролирующим органом было установлено отсутствие у таких контрагентов каких-либо основных средств, что свидетельствовало о невозможности осуществления ими хозяйственной деятельности. Кроме того, установлено их отсутствие по местонахождению, что не позволяло налоговому органу надлежащим образом контролировать деятельность таких предприятий.

Как подтверждается имеющимися материалами дела, органу ГНИ была предоставлена копия приговора районного суда от 20.05.2011 г., вынесенного в отношении Лица 1 и Лица 2, которым они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью первой ст. 205, частью второй ст. 358 Уголовного кодекса, относительно создания фиктивных предприятий — ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К».

В соответствии с указанным приговором суда в ходе судебного заседания установлено следующее. В 2008 г. в неустановленном месте Лицо 1, хотя и было представителем власти, действовало вопреки интересам службы — вступило в предварительный сговор с начальником отделения борьбы с незаконным оборотом подакцизных товаров — Лицом 2 в целях создания сети предприятий без намерения реализации ими уставных заданий, для прикрытия незаконной деятельности (предоставление услуг субъектам хозяйственной деятельности в переводе безналичных денежных средств в наличные), получая за эти услуги процент общей суммы, которая будет переведена в наличные.

Так, Лицо 1 и Лицо 2, осознавая, что не имеют права заниматься предпринимательской деятельностью, и действуя преднамеренно в целях реализации своего преступного умысла, направленного на создание субъектов предпринимательской деятельности в целях прикрытия незаконной деятельности, хотя и были работниками правоохранительного органа, однако, злоупотребляя служебным положением, приняли решение о создании субъектов предпринимательской деятельности на имя своих близких родственников, но не поставили их в известность о действительной цели создания и приобретения предприятий.

В частности, Лицо 2, реализуя общий с Лицом 1 умысел, склонило свою жену — Лицо 3 к приобретению на ее имя субъекта хозяйственной деятельности — ЧП «П» в целях прикрытия в дальнейшем незаконной деятельности. При этом Лицо 2 ввело в заблуждение Лицо 3 относительно действительной цели приобретения им указанного предприятия.

21.11.2008 г. Лицо 3 приобрело на свое имя ЧП «П», которое в дальнейшем было зарегистрировано в органе ГНИ, и передало Лицу 2 банковские реквизиты и печать указанного предприятия.

Лицо 1, продолжая свои преступные действия и действуя преднамеренно по предварительному сговору с Лицом 2, склонило свою жену — Лицо 4 к созданию субъектов предпринимательской деятельности. Лицо 4 не осознавало умысел своего мужа относительно деятельности будущего предприятия и, выполняя указание, зарегистрировало на свое имя ООО «К» и передало Лицу 1 банковские реквизиты и печать предприятия.

В период с ноября 2008 г. по август 2010 г. Лицо 1 и Лицо 2 использовали банковские счета ООО «К» и других фиктивных предприятий в целях получения материального вознаграждения, осуществляли организацию финансовой деятельности, направленной на систематическое перечисление полученных от предприятий-контрагентов безналичных денежных средств с расчетного счета одного предприятия-транзитера на счет другого под видом оплаты за якобы поставленный товар и предоставленные услуги с дальнейшим переводом их в денежную наличность.

Допрошенный в судебном заседании свидетель — Лицо 4 сообщило, что оно по просьбе своего мужа — Лица 1 зарегистрировало на свое имя ряд предприятий, среди которых ООО «К». Печати, банковские реквизиты и учредительные документы оно передало, однако какой именно деятельностью занимались эти предприятия, Лицу 4 не было известно, потому что оно ими не руководило и хозяйственной деятельностью не занималось.

Таким образом, указанные предприятия были зарегистрированы без намерения осуществления предпринимательской деятельности, но в целях использования их реквизитов и расчетных счетов для перечисления денежных средств, которые в дальнейшем в виде наличных снимались с указанных счетов.

Из вышеизложенного и объяснений должностного лица ООО «К», ЧП «П», ООО «Б», ЧП «Ф» следует, что предприятие зарегистрировано без учета требований п. 1 ст. 42 Хозяйственного кодекса.

Следовательно, как подтверждается имеющимися материалами дела, целью регистрации указанных предприятий была их незаконная деятельность, которая, соответственно, не может порождать ни одного правового последствия.

В ходе анализа налоговой отчетности контрагентов истца отсутствовала какая-либо информация о наличии складских помещений, автомобильного или другого транспорта, а также оборудования, необходимого для осуществления финансово-хозяйственной деятельности предприятия.

Таким образом, указанные операции между ДП ООО «Е» и ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б», ООО «К» не содержат по своей сути разумных экономических или других причин (деловой цели) систематического (в течение месяца) приобретения и продажи товаров. Такие причины могут быть только при условии, что плательщик налога намерен получить экономический эффект в результате предпринимательской или другой экономической деятельности.

Таким образом, следствием деятельности ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К» является исключительно или преимущественно формирование налогового кредита и валовых расходов для других субъектов предпринимательской деятельности. Задекларированные показатели ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К» от поставщиков и покупателей не влекут за собой реального наступления правовых последствий.

С учетом вышеизложенного и имеющихся в деле доказательств суд соглашается с выводом ответчика о том, что финансово-хозяйственные взаимоотношения истца с ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К» носят характер недействительной сделки, поскольку данная сделка не соответствует обязательным условиям действия сделки, а именно частям первой, третьей и пятой ст. 203 Гражданского кодекса, так как противоречит моральным принципам общества, к тому же волеизъявление участников сделки не было свободным и не соответствовало их внутренней воле и сделка не была направлена на реальное наступление правовых последствий, обусловленных ею.

Учитывая то, что действительность взаимоотношений между ДП ООО «Е» и ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б», ООО «К» не подтверждена ни одним доказательством по делу, а также руководствуясь требованиями Закона о бухучете, договоры, расходные и налоговые накладные ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К», подписанные неустановленными лицами, не могут быть приняты судом во внимание.

Таким образом, суд соглашается с выводом налогового органа о том, что истцом были нарушены требования п. 5.1, пп. 5.3.9 п. 5.3 ст. 5 Закона о прибыли, вследствие чего занижен налог на прибыль в сумме 199 316,84 грн.

Поскольку материалами дела подтверждена фиктивность взаимоотношений ДП ООО «Е» с контрагентами ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К» (совершенных исключительно в бумажном виде), то, соответственно, суд соглашается с позицией налогового органа, что во внимание не могут быть приняты налоговые накладные, выписанные от имени ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К».

Учитывая вышеизложенное совокупно и имеющиеся по делу доказательства, суд соглашается с выводом ответчика о том, что в нарушение требований подпунктов 7.4.1, 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона об НДС истцом был занижен НДС на общую сумму 159 462,07 грн.

Кроме того, НДС, не уплаченный ДП ООО «Е» вследствие неправильного формирования налогового кредита, является доходной частью госбюджета и собственностью государства.

В ходе проверки установлено, что операции относительно взаимоотношений ДП ООО «Е» с ООО «К», ООО «Б», ЧП «П», ЧП «Ф» не имели реального характера. Фактически проверкой установлено документирование операций по регистрам бухгалтерского учета, которые касаются только факта перечисления денежных средств.

Следовательно, ДП ООО «Е» перечисляло денежные средства, не имея целью реальное наступление правовых последствий, но в целях занижения объекта налогообложения, неуплаты налогов, в связи с чем действия предприятия привели к потерям доходной части Госбюджета Украины.

Таким образом, указанные договоры в соответствии с пунктами 1 и 2 ст. 215, пунктами 1, 5 ст. 203 Гражданского кодекса являются ничтожными и согласно ст. 216 Гражданского кодекса не создают юридических последствий, кроме тех, которые связаны с их недействительностью. Это также означает, что в результате выполнения сторонами ничтожного соглашения не могут возникать как валовые доходы, так и валовые расходы по налогу на прибыль.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что договоры между ДП ООО «Е» и ООО «К», ООО «Б», ЧП «П», ЧП «Ф» заключены без волеизъявления уполномоченного лица предприятия (поскольку лица, на которых были зарегистрированы указанные предприятия, объяснили, что никакого отношения к их деятельности не имели), а следовательно, ДП ООО «Е» была нарушена ст. 228 Гражданского кодекса.

Таким образом, хозяйственные операции между ДП ООО «Е» и ООО «К», ООО «Б», ЧП «П», ЧП «Ф» объективно привели к нарушению интересов государства и общества в целом.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении № 06/53, сделка, совершенная с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, в то же время противоречит моральным принципам общества, а потому согласно части первой ст. 203, части второй ст. 215 Гражданского кодекса является ничтожной, и признания такой сделки недействительной суд не требует.

Это означает, что в результате выполнения сторонами ничтожной сделки не могут возникать как налоговые обязательства, так и налоговый кредит по НДС, а значит, не возникают основания для отнесения соответствующих денежных средств на валовые расходы.

Согласно п. 18 постановления № 9 при квалификации сделки по ст. 228 Гражданского кодекса нужно учитывать вину, которая выражается в намерении нарушить публичный порядок сторонами сделки или одной из сторон. Доказательством вины может быть приговор суда, постановленный по уголовному делу.

Как было установлено выше, в материалах дела имеется приговор районного суда, вынесенный относительно, которым Лицо 1 и Лицо 2 признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью первой ст. 205, частью второй ст. 358 Уголовного кодекса относительно создания фиктивных предприятий ЧП «П», ЧП «Ф», ООО «Б» и ООО «К», которые были контрагентами истца в проверяемом периоде, и по результатам правоотношений, с которыми истец сформировал валовые расходы и налоговый кредит.

Окружной административный суд в удовлетворении иска ДП ООО «Е» отказал полностью.


Марьяна КУЦ,
начальник отдела экспертизы проектов нормативно-правовых актов, визирования
разъяснений Юридического управления Департамента правовой работы ГНС Украины

Вера СЕМИКОПЕНКО,
главный государственный налоговый инспектор

«Горячие линии»

Дата: 3 октября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42