Интервью

Александр КЛИМЕНКО: «2013 год станет годом масштабного внедрения электронных сервисов»

При входе в помещение Государственной налоговой службы Украины на Львовской площади в глаза сразу бросается большое количество строительной техники. Кипит бурная деятельность по проведению ремонтных работ. Интернет-порталы заполнены информацией о крупных тендерах на закупку налоговой службой современного оборудования и техники. Зачем все это? Неужели на Львовской строят настоящий Пентагон? Как оказалось, так ГНС Украины готовится к масштабной «электронизации» своей работы в 2013 г. Работники налоговой сознаются, что такой значительной реконструкции инфраструктура ведомства не знала уже несколько десятилетий.
Для чего именно ведутся такие глобальные приготовления, с какими результатами завершают 2012 г. украинские налоговики, чем будет заниматься ведомство в будущем году — об этом и многом другом рассказал нашему журналу Председатель Государственной налоговой службы Украины Александр КЛИМЕНКО.


В. — Александр Викторович, в конце года обычно сравнивают планы и реальные результаты. Давайте вместе проанализируем, что из того, о чем Вы публично заявляли, удалось выполнить. Итак, в начале 2012 года Вы гарантировали малому бизнесу беспроблемный переход на новую модель упрощенной системы налогообложения. Произошло ли это так на самом деле?

А. В. — Как можно было убедиться, «налоговый майдан» не повторился, хотя мы имели дело, несомненно, с очень уязвимой и социально активной категорией плательщиков — частными предпринимателями. «Упрощенцам» были созданы условия для мягкого перехода на новую модель: мы увеличили продолжительность рабочего времени инспекторов, временно ввели шестидневную рабочую неделю, много сил отдали разъяснительной работе и индивидуальному консультированию предпринимателей.

Для нас это был достаточно трудный и вместе с тем ответственный экзамен, но мы его с честью выдержали, за что я очень признателен коллегам.

В. — Произошел ли отток плательщиков из малого бизнеса, как пророчили скептики при обсуждении новых законодательных норм относительно единого налога?

А. В. — Нет. Мы сохранили сегмент малого и среднего бизнеса. После перерегистрации количество плательщиков единого налога составляло, как и раньше, около миллиона человек.

В. — Но Вы тогда обещали, что новое законодательство будет стимулировать развитие предпринимательства...

А. В. — Положительный эффект стал заметным уже на протяжении этого года. Сегодня количество плательщиков единого налога возросло почти на четверть. На упрощенную систему налогообложения дополнительно перешли свыше 260 тысяч предпринимателей. Значительным стимулом стало освобождение бизнеса от проверок и штрафных санкций на время адаптации к новым правилам.

При этом часть предпринимателей приняли для себя решение перейти с упрощенной системы на общую, потому что уже переросли уровень малого бизнеса. Для них по нашей инициативе летом были введены еще две группы плательщиков единого налога кроме тех четырех, с которыми мы работали в начале года. Таким образом, теперь этой системой могут пользоваться предприниматели с оборотом до 20 млн. грн. Это очень удобная возможность для успешного бизнеса оставаться на упрощенной системе, переходя в группы с большим оборотом. Тот же механизм действует и в обратном направлении: если бизнес развивается не так интенсивно, как планировалось, есть возможность перехода на более низкие ставки налогообложения.

В. — Как новая система уплаты единого налога сказалась на бюджетных поступлениях?

А. В. — Сборы возросли втрое. Самое главное, что эти средства пополнили местные бюджеты. Таким образом, местные органы власти сегодня должны быть нашими главными союзниками в создании условий для развития малого и среднего бизнеса. Многие из них это понимают и со своей стороны прилагают усилия для стимулирования предпринимательства.

В. — Что касается удобства. В течение года Вы неоднократно говорили о том, что налоговая служба отказывается от фискальных методов работы в пользу сервисного подхода. В чем это проявляется на практике для конкретного плательщика?

А. В. — Собственно, в наличии сервиса как такового, переориентации налоговой службы на клиентоориентированный подход к работе с плательщиком.

В начале года все, что мы имели, — один-единственный документ, в котором описывалась типовая структура сервисного центра для плательщиков и жестко регламентировались стандарты обслуживания. В настоящее время мы уже имеем разветвленную сеть из 480 сервисных учреждений. Все они построены по одинаковым высоким стандартам, чтобы плательщик мог сориентироваться в любом нашем офисе независимо от того, в каком регионе он находится. Перечень функций во всех центрах также унифицирован: регистрация, постановка на учет, консультации, прием отчетности и т. п.

Крупному бизнесу мы обеспечиваем надлежащий уровень налогового сервиса и индивидуальный подход в созданном в этом году Центральном офисе по обслуживанию крупных налогоплательщиков.

Принципиальным при этом является тот факт, что вся структура налоговой службы разделена на бэк-офис, который занимается аналитикой, мониторингом, управленческими функциями, правоохранительной деятельностью, профилактикой и раскрытием нарушений налогового законодательства, и фронт-офис, непосредственно предоставляющий услуги клиентам. Плательщик получил учреждение, где все работает на него и для него. Работает, замечу, на надлежащем уровне: слово «очереди» исчезло из лексикона посетителей налоговых инспекций.

В. — Действительно, это отмечают многие плательщики. За счет чего удалось этого достичь?

А. В. — Очереди исчезли прежде всего благодаря интенсивному развитию электронных сервисов. Это направление было одним из наибольших приоритетов нашей работы в текущем году, и нам удалось достичь значительных результатов. Если в 2011 году, например, только 39% плательщиков НДС представляли отчетность в электронном виде, то сегодня — уже свыше 98%.

В. — Вы неоднократно заявляли, что планируете полностью охватить электронной отчетностью плательщиков не только НДС, но и других видов налогов. Насколько это реально реализовать уже в 2013 году?

А. В. — Вполне реально благодаря активному развитию электронных сервисов и повышению их удобства для плательщиков. Следующим шагом в этом направлении станет электронный кабинет налогоплательщика — каждый плательщик будет иметь персональный аккаунт на нашем сервере, где будет храниться вся история его отношений с налоговой службой: учредительные данные, уплаченные налоги, представленные отчеты и другая необходимая информация, — а также предоставляться круглосуточный доступ к онлайн-консультациям.

В следующем году граждане также смогут в электронном формате представить декларацию о доходах физических лиц и получить свидетельство о регистрации плательщика НДС. Для собственников кассовых аппаратов уже предусмотрено дистанционное представление отчетности с помощью электронной кассовой ленты.

На стадии разработки находится еще много инноваций, которые мы презентуем в течение следующего года. В целом согласно нашим планам 2013 год станет годом масштабного внедрения электронных сервисов.

В. — Чем налоговая служба планирует заинтересовать плательщиков к такому интерактивному общению? Многим из них, особенно мелким предпринимателям, трудно отказаться от обычной бумажной отчетности и освоить сложные для них механизмы электронного документооборота...

А. В. — Мы делаем все, чтобы изменить это отношение. Статистика свидетельствует, что как раз среди представителей малого и среднего бизнеса больше всего затребованы ключи цифровой подписи. В наш сертифицированный Центр со времени его открытия в мае уже обратились свыше 74 тысяч частных предпринимателей, которые получили более 100 тысяч электронных подписей — почти столько, сколько и юридические лица, то есть компании, которые обычно получают несколько подписей на одно предприятие.

В. — Внедрение электронных сервисов стало одним из основных факторов роста позиций Украины в рейтинге налоговых систем Paying Taxes 2013 на 18 пунктов. После объявления рейтинга Вы сразу же заявили, что такие результаты не стали неожиданностью. Так налоговая служба работала этот год исключительно на рейтинги?

А. В. — Я не считал и не считаю любые рейтинги безусловной истиной, однако и игнорировать их не могу, поскольку на них ориентируется бизнес, избирая самые перспективные для собственных стартапов площадки. Сегодня налоговые системы соревнуются за инвестора, и аутсайдеры теряют не только рейтинговые баллы, но и деньги для своих национальных экономик.

Поэтому мы глубоко проанализировали методологию составления этого рейтинга, выяснили, по каким параметрам наша страна до этого получала такие низкие оценки. Мы также изучили общественное мнение и определили, что одним из наиболее проблемных моментов для бизнеса после урегулирования законодательных вопросов с принятием Налогового кодекса оставалась простота администрирования налогов. Поэтому мы сосредоточились на повышении качества налогового сервиса, упрощении документооборота и уменьшении времени, которое тратит плательщик на уплату налогов. И оценка этой работы международными экспертами даже превзошла наши прогнозы.

В. — Еще в начале года одна из основных жалоб со стороны предпринимателей касалась сложности процедуры регистрации плательщиков НДС и часто ничем не мотивированных отказов в выдаче удостоверения. Удалось ли решить эту проблему?

— В настоящее время такая проблема в повестке дня не стоит. Мы упростили процедуру регистрации новых плательщиков НДС. Объем необходимых документов сократился втрое. Жестко лимитированы сроки рассмотрения поданных плательщиками заявлений — не больше шести дней.

И это яркий пример того, как бизнес на самом деле живо и положительно реагирует на усовершенствование процедур. После упрощения процедуры мы получили в этом году повышение количества новых плательщиков НДС на 72,3%. Если регистрация станет полностью электронной, можно рассчитывать еще на один прыжок предпринимательской активности.

В. — Если с процедурными моментами ситуация нормализовалась, то о трудностях с получением возмещения НДС бизнес все еще заявляет. Был ли достигнут прогресс в этом в течение года?

А. В. — Это один из главных вопросов для бизнеса, который сегодня решается в пользу плательщиков. Уже сформировалась устойчивая тенденция — возвращаем мы больше, чем заявляется бизнесом. В текущем году мы возместили плательщикам около 44 млрд. грн., и половина этих сумм уплачена в автоматическом режиме. При этом с возвратом сумм до 1 млн. грн. вообще не возникает вопросов. Мы также постепенно возвращаем задолженность предыдущих лет, подтвержденную проверками. Планируем сохранить эту тенденцию и в следующем году, в том числе за счет уже законодательно предусмотренного механизма возмещения НДС через финансовые векселя.

В. — Эксперты не устают заявлять об охлаждении мировой экономики и ставят под сомнение реальность правительственных прогнозов относительно динамики ВВП на следующий год. Где налоговая служба будет искать резервы для наполнения бюджета?

А. В. — Принципиальная позиция ГНС Украины, которая даже зафиксирована в нашей официально утвержденной миссии, заключается в том, что наполнение бюджета должно стать производным от усовершенствования системы администрирования налогов и предоставления услуг плательщикам, улучшения качества экономического анализа. Мы понимаем, что налоговые отчисления должны быть адекватны динамике ВВП и реальной макроэкономической ситуации. В течение года мы активно искали резервы для наполнения бюджета за счет детенизации экономики. Этот подход будет для нас приоритетным и в будущем году.

В. — Это означает, что увеличится количество проверок бизнеса?

А. В. — Наоборот, количество проверок будет продолжать снижаться. В этом году мы втрое сократили количество плановых документальных проверок по всей стране — не больше 8 тысяч проверенных предприятий. И достигли этого за счет усовершенствования аналитических методов. Мы ввели рискоориентированную систему мониторинга, позволяющую эффективно выявлять риски и схемы, не вмешиваясь в текущую деятельность добросовестных плательщиков. В следующем году в структуре ГНС начнет функционировать специальный мониторинговый центр, что позволит значительно повысить прогнозную и аналитическую функции в деятельности службы и, соответственно, приведет к дальнейшему уменьшению плановых проверок бизнеса.

В. — На каких именно сферах экономики налоговая планирует сконцентрировать внимание?

А. В. — Мы сосредоточимся на отраслях с наибольшими налоговыми рисками. Например, в этом году мы проанализировали рынок ценных бумаг и обнаружили, что 90% всех сделок объемом свыше 2 трлн. грн. заключаются за пре-делами бирж да еще и с декларированием миллиардных убытков. Годами выстраивалась финансовая пирамида, служившая для поддержки различных оптимизационных схем. Ведь никакой владелец бизнеса не позволит себе проводить финансовые операции, которые на протяжении длительного времени не приносят прибыли. Высокий уровень тенизации характерен и для рынка подакцизных товаров — алкогольного, табачного. Мы вместе с Минфином Украины внесли соответствующие законодательные инициативы, которые будут способствовать повышению прозрачности этих рынков и сделают применение минимизаторских схем экономически нецелесообразным. И парламент нас поддержал.

В. — Вы часто повторяете: «Налоги должны уплачивать все». Однако кроме ценных бумаг и рынка подакцизных товаров немалые потери бюджета вызваны выводом капиталов в офшоры. Как будете бороться с этим?

А. В. — Налоги не просто должны уплачивать все, а еще и уплачивать их по единым правилам! Это — общий тренд налоговой политики в цивилизованном мире сегодня. Первое и главное правило — прибыль должна облагаться налогом в той стране, где она экономически обоснованно была заработана.

Поэтому в повестке дня на следующий год стоит вопрос успешного введения национальных стандартов трансфертного ценообразования. Они уже разработаны, но мы не спешим. Для нас важна не скорость введения этой инициативы, а способность бизнеса адаптироваться к новым условиям ценообразования, а также работников ГНС — научиться эффективному администрированию. Со своей стороны мы проводим комплексную подготовку и в правовом поле, и в аналитическом. Важным шагом в этом направлении стало создание специализированного научного учреждения — Центра мониторинга товарных рынков. Мы уже имеем в своем распоряжении штат высококвалифицированных специалистов и мощные аналитические инструменты для анализа обычных цен и выявления случаев ценообразования не по рыночным правилам.

В. — Заканчивая тему о законодательных новациях, давайте также вспомним, что в ноябре начал действовать новый Уголовный процессуальный кодекс Украины. Была ли налоговая готова к этому?

А. В. — Налоговая служба тщательно готовилась к работе по нормам нового Кодекса и в организационном, и в материально-техническом плане. За полгода до вступления его в силу была начата серьезная подготовительная работа, касавшаяся прежде всего перестройки методик расследования тех преступлений, которые относятся к нашей компетенции.

У нас есть теперь комнаты для допросов свидетелей и подозреваемых, объединенные в единую сеть с помощью средств видеосвязи. Почему это для нас так важно? Налоговая служба обычно имеет дело с разветвленными схемами уклонения от налогообложения, в которых принимают участие ряд фиктивных и реально работающих предприятий во всех регионах. Поэтому следователям и оперативникам для сбора доказательств приходилось осуществлять многочисленные командировки. Теперь техническая база и новые нормы Закона позволяют работать с фигурантами дистанционно.

Были воплощены еще несколько организационных новаций, проведены мероприятия по обучению работников, повышению их квалификации. Уверен, мы только выиграем от введения нового УПК, и борьба с налоговыми преступлениями станет более эффективной.

В. — По вопросу эффективности службы: весной, во время презентации новых миссии и стратегических целей службы, Вы заявляли, что работа каждого сотрудника будет оцениваться согласно ключевым показателям эффективности. Как это повлияло на организацию работы в целом? Оправдал ли себя такой подход?

А. В. — Мы уделяем большое внимание квалификации и образованию наших работников. Инвестиции в человеческий капитал — это залог эффективной работы всей службы. В этом году мы разработали конкретные и объективные механизмы оценки взноса каждого специалиста в реализацию нашей общей миссии. Впервые среди органов центральной исполнительной власти для каждого департамента налоговой службы определены ключевые направления деятельности, контрольные точки достижения этих целей и сроки их реализации. И уже в начале 2013 года мы подведем итоги, отметим тех, кто показал высокий уровень работы, и проанализируем ошибки тех, кто не сумел выполнить поставленные перед ними задачи, сделаем соответствующие выводы.

Этот опыт будет положен в основу пятилетнего плана развития налоговой службы, к разработке которого мы привлекли экспертов компании PricewaterhouseСoopers. Формирование этого стратегического документа уже на завершающей стадии. В нем сконцентрированы наши стратегические цели на долгосрочную перспективу и конкретные шаги, необходимые для их реализации. Среди наших приоритетов на ближайшие пять лет — автоматизация процессов администрирования налогов, оптимизация организационной и функциональной структуры ГНС Украины, повышение квалификации работников, создание систем внутреннего мониторинга для предупреждения коррупционных проявлений.

Мы хотим быть динамичными, оставаясь при этом понятными и прогнозируемыми для бизнеса.

В. — Как именно планируете бороться с коррупцией?

А. В. — Комплексно и безапелляционно. Мы совершенствуем практики внутреннего аудита, отдаем предпочтение превентивным методам и профилактике правонарушений.

Среди инноваций этого года — внедрение автоматизированной системы мониторинга уровня коррупции. Это серьезный аналитический инструмент, который в режиме реального времени позволяет выявить коррупционные риски в отдельных структурных подразделениях налоговой службы. Благодаря этому мы направляем внимание на тех сотрудников и те коллективы ведомства, где наблюдается самая негативная динамика должностных правонарушений.

В целом с развитием электронных сервисов, на которое мы нацелены, значительно уменьшается количество персональных контактов плательщика с инспектором, а следовательно, снижается роль человеческого фактора и вероятность коррупционных рисков.

В. — Насколько успешным в смысле противодействия коррупции оказался интерактивный сервис «Пульс налоговой»? Кажется, именно Вы были инициатором его создания...

А. В. — Мы задумывали этот сервис как антикоррупционный, позволяющий плательщику в обход всех инстанций сообщать о неправомерных поступках непосредственно руководству службы.

Но предприниматели стали пользоваться «Пульсом» в основном как консультационным центром. Из 26 тысяч обращений подавляющее большинство  касается разъяснения отдельных вопросов администрирования. Собственно сообщений о необходимости урегулирования спорных вопросов в отношениях с налоговой службой поступило около 2,7 тысяч. Все они были отработаны оперативно и с положительным результатом, о чем специалисты ГНС Украины отчитались каждому заявителю персонально.

Вопросы коррупции затрагивали немного меньше 4% предметных обращений. На все эти факты в случае их подтверждения мы отреагировали мгновенно и жестко, виновные были наказаны, справедливость восстановлена.

«Пульс» будет работать и в дальнейшем в том виде, который необходим плательщикам. Для нас это — эффективный канал коммуникации с гражданами, который во многом является индикатором доверия к налоговой службе.

В. — В целом за последний год и бизнес, и эксперты отмечают повышение уровня открытости со стороны налоговой службы, готовность к диалогу. Можно ли утверждать, что налоговая имеет тесный контакт и взаимопонимание с бизнесом?

А. В. — Мы не просто прислушиваемся к мнению бизнеса и общественности, мы его слышим. И учитываем в своей работе. По инициативе налоговой службы дважды в год проводится исследование инвестиционного климата Украины, мы фиксируем те вопросы, которые больше всего волнуют инвесторов и требуют решения. Для нас оценка настроений инвесторов — не просто констатация факта, а основа для стратегического планирования.

Мы также формируем активный диалог с бизнесом во время различных коммуникационных сессий и встреч, через общественные советы, интерактивные опросы на веб-портале налоговой службы. Мы делаем все, чтобы постоянный двусторонний диалог происходил в конструктивной рабочей атмосфере.

В. — На что Вы рассчитываете в результате такого диалога?

А. В. — Прежде всего на формирование взаимного доверия. Это залог того высокого уровня налоговой культуры в обществе, к которому мы стремимся. Очень важно, когда граждане понимают, что уплата налогов — это не обуза или принуждение, а их индивидуальный взнос в общее дело.

У нас, к сожалению, пока не стало модой гордиться количеством добросовестно уплаченных налогов, тогда как в европейских странах — это аксиома. Во всех развитых государствах граждане отчитываются о своих доходах, и уполномоченные органы могут проверить соответствие задекларированных и реальных достатков. Например, сопоставить расходы на покупку ценных товаров длительного пользования, недвижимости и т. п.

Общепризнанный инструмент, кстати. В этом смысле мне очень импонирует опыт Великобритании. Там налоговая служба тщательно изучает налоговые декларации граждан и проверяет предоставленные сведения по 26 базам данных для косвенной оценки достоверности информации. Для нас это было бы уместным, ведь есть много реестров, по которым можно проводить перекрестную проверку. Например, при покупке ценных товаров (транспорта, недвижимости) проводится идентификация покупателя, и мы всегда можем проанализировать, соответствуют ли задекларированные доходы фактическим расходам. Совпадают ли указанные в отчете цифры с реальным движением денежных средств по счетам...

Другой вопрос — ответственность должна быть солидарной, и государство со своей стороны должно отчитываться перед гражданами о расходовании бюджетных средств. Это существенно поможет каждому гражданину понимать необходимость добросовестной уплаты налогов.

Именно поэтому важное значение имеет качественная и эффективная коммуникация между налоговой службой и плательщиками. Сейчас мы работаем над разъяснительной кампанией по декларированию доходов граждан. Ее основ-ной месседж заключается в том, что декларировать свои доходы — это естественно.

В. — Наше интервью выходит накануне Нового года. Замечательный повод что-то пожелать, не так ли?

А. В. — И коллегам, и представителям бизнеса, и всем гражданам я, наверное, пожелаю, чтобы панические слухи о глобальном кризисе оказались настолько же достоверными, как и слухи о конце света (улыбается). На 2013 год мы запланировали много положительных и полезных инноваций в налоговой сфере, так что я желаю всем нам энтузиазма и вдохновения для их успешного воплощения общими усилиями.


Беседовал Петр КРИЧУН