Юридическая практика
Тема: Налог на прибыль

Ничтожность договора купли-продажи горюче-смазочных материалов

Суть дела

При проведении внеплановой документальной выездной проверки частного предприятия «Ц» (далее — ЧП «Ц»), касающейся отношений с частным предприятием «А» (далееЧП «А»), налоговым органом установлено нарушение норм Закона о прибыли, в результате чего занижено налоговое обязательство по налогу на прибыль на общую сумму 685 285,50 грн., и Закона об НДС, в результате чего занижен НДС на общую сумму 548 229 грн. ЧП «Ц» не соглашается с позицией органа ГНС и обжалует в суде налоговые уведомления-решения органа ГНС.

Решение суда

Окружной административный суд, отказывая в иске по делу № 1570/783/2012, отметил следующее.

Судом установлено, что во исполнение постановления следователя проведена внеплановая документальная выездная проверка ЧП «Ц», касающаяся отношений с ЧП «А», за весь период деятельности до момента проведения проверки.

Проверка проводилась с 20.12.2011 г. по 26.12.2011 г., по ее результату был составлен акт, согласно которому налоговый орган установил нарушения: п. 1.32 ст. 1, п. 5.1, пп. 5.3.9 п. 5.3 ст. 5, пп. 11.2.3 п. 11.2 ст. 11 Закона о прибыли, в результате чего занижено налоговое обязательство по налогу на прибыль; подпунктов 7.4.1, 7.4.4, 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона об НДС, в результате чего занижен НДС. На основании акта проверки органом ГНИ были вынесены налоговые уведомления-решения от 16.01.2012 г. об определении суммы денежного обязательства по налогу на прибыль и НДС из произведенных в Украине товаров (работ, услуг).

Не соглашаясь с действиями налогового органа относительно составления акта проверки и принятыми на его основании налоговыми уведомлениями-решениями, истец обратился в суд со следующими исковыми требованиями.

Судом установлено, что действия должностных лиц органа ГНИ относительно составления акта проверки являются законными, а налоговые уведомления-решения вынесены правомерно исходя из следующего.

В соответстсвии с договором куп-ли-продажи, заключенным между ЧП «А» и ЧП «Ц», продавец (ЧП «А») обязуется на условиях, преду-смотренных договором, передать в собственность покупателю (ЧП «Ц»), а покупатель обязуется принять и оплатить горюче-смазочные материалы. Данный договор подписан директорами и скреплен печатями предприятий.

Суд акцентирует внимание на том, что учредитель и директор ЧП «А» — Лицо 1 по уголовному делу предоставил показания в качестве свидетеля, в которых указывается, что он, находясь в затруднительном материальном положении, не имея постоянного заработка, зарегистрировал ЧП «А» по предложению знакомого без цели заниматься предпринимательской деятельностью, то есть финансово-хозяйственную деятельность это лицо не вело, денежными средствами на расчетных счетах не руководило и никого на то не уполномачивало, подписывало некоторые документы, не углубляясь в их суть.

Вместе с тем не установленные следствием лица, используя реквизиты ЧП «А», от имени Лица 1 осуществляли незаконную деятельность, которая привела к материальному ущербу государству в особо крупных размерах.

Учитывая указанное, суд сделал вывод, что согласно данному договору не усматривается реального наступления событий, обусловленных им, свидетельствовавших об осуществлении хозяйственной операции.

По указанному договору были выписаны расходные и товарно-транспортные накладные, поэтому суд ставит под сомнение их принадлежность к доказательной базе.

Кроме того, должностным лицом ЧП «А» составлены и подписаны налоговые накладные.

Суд считает, что истец сформировал налоговый кредит на основании ненадлежаще оформленной налоговой накладной, выданной ему продавцом. Из указанного следует, что сумма налогового кредита истцом сформирована неправомерно.

Предоставив правовую оценку первичной документации истца, суд сделал вывод о никчемности договора, заключенного между ЧП «Ц» и ЧП «А» и, соответственно, о недействительности производных документов от данных договоров.

Поэтому суд считает, что ЧП «Ц», незаконно сформировав право на налоговый кредит, не осуществляет свои обязанности по уплате налогов в доход государства.

Суд учитывает и тот факт, что условием для признания недействительной сделки, противоречащей интересам государства и общества, является установление умысла в действиях лиц, заключивших такую сделку. При этом носителями противоправного умысла юридических лиц — сторон такой сделки являются должностные лица этих юридических лиц. Поэтому суд обращается к показаниям директора ЧП «А».

Суд сделал вывод, что директор истца понимал противоправность сделки с предприятием, которое вообще не осуществляет хозяйственную деятельность, в частности не предоставляет никаких услуг.

 Таким образом, отсутствие реально осуществленной хозяйственной операции и, как следствие, юридическая дефектность соответствующих первичных документов не позволяют формировать данные налогового учета.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства в качестве обоснования подтверждения осуществления хозяйственной деятельности ЧП «А» по реализации горюче-смазочных материалов согласно договору купли-продажи с ЧП «Ц» последнее отметило, что нефтепродукты, которые предприятие поставляло ЧП «Ц», хранились у ПАО «Е», которые ЧП «Ц» собственными силами отгружало в свой адрес.

 Для подтверждения указанных сведений суд направил запрос в адрес ПАО «Е», в ответ на который суду было сообщено, что в период с декабря 2009 г. по май 2010 г. никакие правоотношения между ПАО «Е» и ЧП «А» не осуществлялись и на хранении у ПАО «Е» за указанный период не находились горюче-смазочные материалы, принадлежавшие ЧП «А», что еще раз подтвердило отсутствие реально осуществленной хозяйственной операции ЧП «Ц» и ЧП «А».

 Таким образом, суд оценивает первичную документацию истца относительно осуществления хозяйственных операций с его контрагентом как не содержащую достоверной информации и не несущую в себе доказательной силы.

Учитывая указанное, Окружной административный суд в удовлетворении иска ЧП «Ц» отказал полностью.