Юридическая практика

Начисление пени за нарушение правил расчетов в иностранной валюте

Суть дела

При проведении проверки органом ГНС установлено, что ООО «А» нарушены правила расчетов в иностранной валюте, в частности просрочена дебиторская задолженность по контракту, заключенному с нерезидентом (компанией «ОРL»), что влечет за собой взыскание пени за каждый день просрочки в размере 0,3% суммы неполученной таможенной стоимости недопоставленной продукции в иностранной валюте. По мнению налогоплательщика, начисление пени за нарушение правил расчетов в иностранной валюте является неправомерным, поскольку субъект хозяйствования дебиторские обязательства нерезиденту погасил путем зачисления встречных требований.

Решение суда

Высший административный суд Украины, поддерживая позицию органа ГНС, отметил следующее (определение от 11.10.2012 г. № К/9991/4982/11).

Контролирующим органом проведена невыездная документальная внеплановая проверка ООО «А» соблюдения требований валютного законодательства при расчетах по внешнеэкономическому контракту.

По результатам указанной проверки налоговым органом составлен акт и принято решение о применении штрафных санкций.

Указанное решение оспаривалось ООО «А» в административном порядке, однако жалобы оставлены без удовлетворения.

Субъект хозяйствования обратился в суд с иском в орган ГНС, в котором просил отменить принятое налоговым органом решение.

Определением апелляционной инстанции жалоба ООО «А» оставлена без удовлетворения, а решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска субъекта хозяйствования — без изменений.

Не согласившись с решениями судов предыдущих инстанций, ООО «А» подало кассационную жалобу, в которой просит их отменить на основании нарушения судами норм материального и процессуального права и принять новое постановление, которым удовлетворить иск.

Высший административный суд Украины, проанализировав правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, пришел к выводу, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению на следующих основаниях.

Как установлено материалами дела, между ООО «А» и компанией «ОРL» заключен внешнеэкономический контракт на поставку дизельного топлива на условиях 100-процентной предоплаты.

Во исполнение условий заключенного контракта ООО «А» перечислило в пользу компании «ОРL» оплату в размере 3 000 000 дол. США.

Предельный срок поступления товара на указанную сумму — 08.02.2009 г. Однако товар от нерезидента получен не был.

19.01.2009 г. между компанией «ОРL» и ООО «Ф» заключен контракт на поставку дизельного топлива. По этому контракту продавец поставил в пользу покупателя товар на общую сумму 5 562 450 дол. США. Оплата за поставленный товар покупателем осуществлена не была.

Между истцом (ООО «А») и компанией «ОРL» заключено дополнительное соглашение, которым расторгнут контракт в связи с невозможностью продавца осуществить поставку товара. Продавец обязался возвратить покупателю валютные денежные средства в сумме 3 000 000 дол. США. Однако компания «ОРL» не выполнила обязательств по возврату денежных средств.

В дальнейшем между компанией «ОРL», ООО «Ф» и ООО «А» заключен контракт, в соответствии с условиями которого субгарант (ООО «А») выполняет обязательство должника по оплате кредитору стоимости поставленного товара по контракту. После выполнения субгарантом обязательств по оплате последний приобретает права кредитора по контракту в размере выполненных обязательств.

В результате заключенного контракта ООО «А» должно перечислить в пользу компании «ОРL» денежные средства в размере 3 000 000 дол. США.

Письмом ОАО «Фортуна-банк» уведомило налоговый орган о факте снятия с контроля в феврале операций резидента на основании документов о прекращении обязательств по этим операциям путем прекращения обязательств.

В соответствии с частью первой ст. 2 Закона № 185 импортные операции резидентов, осуществляемые на условиях отсрочки поставки, в случае если такая отсрочка превышает 180 календарных дней с момента осуществления авансового платежа или выставления векселя в пользу поставщика импортируемой продукции (работ, услуг), требуют заключения центрального органа исполнительной власти по вопросам экономической политики.

Согласно п. 1.10 раздела первого Инструкции № 136 экспортная, импортная операции могут быть сняты с контроля при наличии надлежащим образом оформленных документов о прекращении обязательств по этим операциям, если: требования следуют из взаимных обязательств между резидентом и нерезидентом, являющихся контрагентами по этим операциям; требования однородные; срок выполнения по встречным требованиям наступил или не установлен, или определен моментом предъявления требований; между сторонами не было спора о характере обязательства, его содержании, условиях выполнения и т. п.

Суды предыдущих инстанций правильно определили, что снятие с контроля импортной операции возможно только в том случае, если требования следуют из взаимных обязательств между резидентом и нерезидентом, являющихся контрагентами по этим операциям.

Однако в данном случае имело место зачисление встречных требований между тремя контрагентами с переводом обязательств, которые не были однородными, что является нарушением требований Инструкции № 136.

Проверкой порядка и сроков декларирования валютных ценностей, доходов и имущества, принадлежащих резиденту Украины и находящихся за ее пределами, определено, что ООО «А» нарушена ст. 9 Декрета № 15, которой предусмотрено, что валютные ценности и прочее имущество резидентов, находящееся за пределами Украины, подлежат обязательному декларированию в Нацбанке Украины.

Однако Декларация о валютных ценностях, доходах и имуществе, принадлежащих резиденту Украины и находящихся за ее пределами, в налоговый орган не представлена.

По состоянию на 01.04.2009 г., 01.07.2009 г. и 01.10.2009 г. по контракту, заключенному с компанией «ОРL», установлена просроченная дебиторская задолженность в сумме 3 000 000 дол. США.

В соответствии со ст. 4 Закона № 185 нарушение резидентами сроков, предусмотренных ст. 2 этого Закона, влечет за собой взыскание пени за каждый день просрочки в размере 0,3% суммы неполученной таможенной стоимости недопоставленной продукции в иностранной валюте, пересчитанной в денежную единицу Украины по валютному курсу Нацбанка Украины на день возникновения задолженности.

С учетом вышеизложенного суды предыдущих инстанций пришли к правильному выводу, что субъекту хозяйствования правомерно начислена пеня за нарушение сроков расчетов в иностранной валюте, а поэтому Высший административный суд Украины считает, что кассационную жалобу следует оставить без удовлетворения, поскольку решение судов первой и апелляционной инстанций постановлено с соблюдением норм материального и процессуального права, правовая оценка обстоятельствам по делу дана правильно, а доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда.