Юридическая практика

Ничтожные сделки: отсутствие фактической поставки товара

Суть дела

При проведении проверки органом ГНС установлено, что ООО «С» и ООО «А» действовали с целью умышленного получения налоговой выгоды путем имитации поставки и оплаты товара благодаря формальному оформлению документов. Указанное стало основанием для подачи налоговым органом иска в суд о взыскании денежных средств по ничтожной сделке  в сумме 4 840 112,11 грн. По мнению субъектов хозяйствования, исковые требования органа ГНС необоснованы, поскольку хозяйственная операция носит реальный характер, что подтверждается надлежащим образом оформленными документами.

Решение суда

Высший административный суд Украины (далее — ВАСУ), поддерживая позицию органа ГНС, указал следующее.

Постановлением суда первой инстанции, оставленным без изменений постановлением суда апелляционной инстанции, иск органа ГНС удовлетворен: ООО «А» обязано возвратить ООО «С» все полученное по договору; взыскать с ООО «С» в доход государства стоимость товара, полученной по договору купли-продажи.

В кассационной жалобе ООО «С» просит отменить определенные по делу судебные решения и принять новое постановление, которым отказать в удовлетворении иска, ссылаясь на нарушение судами предыдущих инстанций норм материального и процессуального права.

Проверив правильность применения судами предыдущих инстанций норм материального и процессуального права, юридической оценки обстоятельств дела, ВАСУ сделал вывод, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

 Согласно части первой ст. 207 Хозяйственного кодекса хозяйственное обязательство, не соответствующее требованиям закона или совершенное с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, или заключенное участниками хозяйственных отношений с нарушением хотя бы одним из них хозяйственной компетенции (специальной правосубъектности), может быть по требованию одной из сторон или соответствующего органа государственной власти признано судом недействительным полностью или частично.

 В соответствии с частью первой ст. 208 этого Кодекса в случае если хозяйственное обязательство признано недействительным как совершенное с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, то при наличии умысла в обеих сторон — в случае выполнения обязательства обеими сторонами — в доход государства по решению суда взыскивается все полученное ими по обязательствам, а в случае выполнения обязательства одной стороной с другой стороны взыскивается в доход государства все полученное ею, а также все надлежащее с нее первой стороне на возмещение полученного. При наличии факта намерения только в одной из сторон все полученное ею должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней или надлежащее ей на возмещение выполненного взыскивается по решению суда в доход государства.

Приведенные законодательно установленные положения до 01.01.2011 г. необходимо применять с учетом того, что сделка, совершенная с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, вместе с тем противоречит моральным принципам общества, а потому согласно части первой ст. 203 и части второй ст. 215 Гражданского кодекса является ничтожной, то есть недействительной в силу закона, в связи с чем признание такой сделки недействительной судом не требуется.

В судебном процессе установлено, что между ООО «А» и ООО «С» заключен договор купли-продажи кожаного полуфабриката «Вет-Блу». В документообороте на подтверждение выполнения договора ООО «А» выписаны налоговая накладная, расходная накладная на поставку указанного товара. Оплата по договору осуществлялась векселем, эмитированным ООО «С», передача которого поставщику ООО «А» оформлена актом приемки-передачи векселя.

 По результатам включения ООО «С» НДС в сумме 806 685,35 грн. по налоговой накладной в состав налогового кредита в налоговой декларации за декабрь 2009 г. и в последующем формирование суммы бюджетного возмещения в налоговом учете за январь 2010 г. органом ГНС проведена проверка, на основании которой составлен акт. Проверкой установлено, что ООО «А» по зарегистрированному местонахождению не находится и имеет признаки фиктивности. Согласно объяснениям гражданина Лица 1, который в учетных документах указан как директор этого общества, он не осуществлял финансово-хозяйственной деятельности от имени ООО «А», а общество зарегистрировал за вознаграждение. Факты непричастности к поставке кожаного полуфабриката, указанного как предмет договора купли-продажи, ООО «А» в цепи поставки от имени ООО «Б» подтверждены протоколом допроса свидетеля Лица 2, учредителя ООО «Б», занимавшего одновременно должности директора и главного бухгалтера этого общества, согласно которым он не имеет отношения к финансово-хозяйственной деятельности указанного общества и зарегистрировал его за вознаграждение. Как ООО «А», так и ООО «Б» не имеют производственных и трудовых ресурсов, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности, перед контролирующими органами не отчитываются, налоговые обязательства не уплачивают.

 В судебном процессе установлено, что товар, указанный в спецификации к договору, был предметом договора купли-продажи, заключенного между ООО «С» (поставщик) и ООО «Б» (покупатель), по которому в дальнейшем согласно акту о зачислении встречных требований ООО «Б» передало векселя. Таким образом, поставщик и покупатель по операциям по поставке указанного товара в цепи поставок совпали в одном лице, а реальная оплата товара вследствие погашения векселей не произошла.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, оценка которым дана с соблюдением норм ст. 86 Кодекса административного судопроизводства, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод об отсутствии фактической поставки товара по договору купли-продажи и о направленности умысла ответчиков при заключении договора на неправомерное получение налоговой выгоды (возмещение НДС за счет средств госбюджета при фактическом отсутствии как поставки товара, так и уплаты НДС), что свидетельствует о заключении указанного договора с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества. Дав правильную юридическую оценку договора купли-продажи, суды предыдущих инстанций правомерно применили юридические последствия недействительности этого договора и хозяйственного обязательства, возникшего вследствие договора, которые установлены частью первой ст. 208 Хозяйственного кодекса.

Таким образом, ВАСУ сделал вывод, что доводы кассационной жалобы не опровергают правильность выводов судов предыдущих инстанций о наличии оснований для удовлетворения иска, а следовательно, решения судов первой и апелляционной инстанций отмене не подлежат.