Юридическая практика

Расходы на маркетинговые исследования, фактическое выполнение которых не подтверждено, не дают права на налоговый кредит

Суть дела. При проведении проверки ООО «Н» по вопросам взаимоотношений с ЧП «Х» налоговыми органами установлено завышение сумм НДС, включенных в налоговый кредит.

ООО «Н» не соглашается с позицией органа ГНС, поскольку считает, что выводы налогового органа о нарушении им требований налогового законодательства ошибочны, потому что при исчислении НДС в состав налогового кредита им были правомерно отнесены расходы, понесенные в связи с получением услуг от ЧП «Х», что подтверждено актами сдачи-приемки выполненных работ и налоговыми накладными.

Решение суда. Окружной административный суд (далее — Суд) по делу № 2а-12629/12/2070, отказывая в иске, установил следующее.

По результатам проведенной документальной внеплановой невыездной проверки ООО «Н» по вопросам правомерности отражения данных, содержащихся в налоговых декларациях по НДС, по взаимоотношениям с ЧП «Х», ГНИ составлен акт от 12.03.2012 г.

Выводами акта документальной внеплановой невыездной проверки установлено нарушение ООО «Н» пунктов 198.3,  198.6  ст. 198 Налогового кодекса, что привело к завышению налогового кредита и, соответственно, к занижению НДС на общую сумму 52 615,00 грн.

На основании выводов акта документальной внеплановой невыездной проверки и согласно пп. 54.3.2 п. 54.3 ст. 54 Налогового кодекса МГНИ вынесено налоговое уведомление-решение об определении суммы денежного обязательства ООО «Н» по НДС в общем размере 78 922,50 грн., из которых 52 615,00 грн. — по основному платежу и 26 307,50 грн. — по штрафным (финансовым) санкциям в соответствии с п. 123.1 ст. 123 этого Кодекса.

В ходе судебного разбирательства выяснено, что налоговое уведомление-решение обжаловано истцом в административном порядке в соответствии с нормами пунктов 56.2, 56.3 ст. 56 Налогового кодекса путем последовательной подачи жалоб в ГНС в Харьковской области и в ГНС Украины. Однако решениями по результатам рассмотрения жалоб ГНС в Харьковской области и ГНС Украины жалобы ООО «Н» оставлены без удовлетворения, а налоговое уведомление-решение — без изменений.

Суд установил, что осуществленные ГНИ доначисления налогов с соответствующим применением к истцу штрафных (финансовых) санкций обусловлены выводами ответчика о неправомерном отражении ООО «Н» в налоговом учете сумм налогового кредита по взаимоотношениям с ЧП «Х».

Проверив юридическую и фактическую обоснованность выводов акта проверки о занижении истцом сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет, которые положены в основу спорного налогового уведомления-решения, Суд отметил следующее.

Налоговую накладную как основание для начисления налогового кредита следует составлять по результатам реального выполнения хозяйственной операции лицом, имеющим необходимый объем налоговой правосубъектности, в противном случае такой документ не может иметь силы первичного документа в понимании ст. 1 Закона о бухучете и подтверждать факт осуществления хозяйственной операции даже при наличии у такого документа всех формальных реквизитов.

По системному анализу норм законодательства Суд отметил, что для получения права на налоговый кредит сумм НДС, уплаченных в цене приобретенного товара (работ, услуг), и права на формирование расходов плательщик налога должен иметь первичные документы, выданные на реально полученный товар (работы, услуги), предназначенный для использования в хозяйственной деятельности.

В ходе судебного разбирательства выяснено, что взаимоотношения ООО «Н» с ЧП «Х» сложились на основании договоров о предоставлении услуг по маркетинговым исследованиям рынка продуктов питания, напитков и товаров народного потребления.

Как свидетельствуют материалы дела, ЧП «Х» выписало налоговые накладные в адрес истца. Между сторонами подписаны акты сдачи-приемки выполненных работ.

Суд отметил, что акты сдачи-приемки выполненных работ не имеют четкого содержания и объема хозяйственных операций, сведений о конкретных результатах выполненных работ (услуг), обоснования стоимости, фамилий лиц, непосредственно выполнявших работы (услуги), способа совершения действий. Истец не предоставил к материалам дела документы, которые бы позволили четко отследить, что является результатом заказанных работ (услуг), а также установить, каким образом результаты этих работ (услуг) истец использует в собственной хозяйственной деятельности.

Как указано ООО «Н», заказ работ (услуг) в ЧП «Х» был связан с необходимостью выполнения заказа для ряда предприятий (ПАО «П», ООО «Т», ООО «Б», ООО «А», ИП «Г») в рамках заключенных с ними соглашений, копии которых приобщены к материалам дела. При этом договорами, в которых истец выступал исполнителем работ (услуг), не предусмотрена возможность привлечения к таким работам (услугам) других лиц.

Кроме того, Суд отмечает, что в материалах дела нет достоверных доказательств относительно реальной возможности выполнения ЧП «Х» действий, обусловленных заключенными с истцом договорами, его компетентности в данном сегменте рынка, наличия специалистов с профессиональными знаниями и соответствующей подготовкой, наличия технических возможностей, а это указывает на то, что услуги в обусловленных договорами объемах для истца фактически не выполнялись.

Из материалов маркетинговых исследований, приобщенных к материалам дела, следует, что исполнителем этих исследований является ООО «Н». Каких-либо ссылок на работников ЧП «Х» указанные материалы не содержат.

Кроме того, Суд указал, что маркетинговые исследования по договору от 26.05.2011 г. проведены в феврале-марте 2011 г., тогда как договор между истцом и ЧП «Х», заключенный 26.05.2011 г., вступает в силу со дня подписания, а это свидетельствует о том, что указанные работы ЧП «Х» не выполняло.

По договору от 05.09.2011 г., заключенному между истцом и ЧП «Х», последнее должно было провести определенные исследовательские работы. Однако, как следует из материалов стенограмм, предоставленных представителями истца в качестве подтверждения получения услуг от ЧП «Х», указанные стенограммы датированы 04.09.2011 г., то есть опрос проводился именно 04.09.2011 г., тогда как договор истца с ЧП «Х» заключен 05.09.2011 г. Следовательно, начало его действия — 05.09.2011 г., а это свидетельствует о том, что указанные работы ЧП «Х» в рамках договора от 05.09.2011 г. не выполняло.

По другому договору от 05.09.2011 г. ЧП «Х» обязывалось провести маркетинговые исследования путем проведения интервью и заполнения анкет в целях оценки качества обслуживания клиентов ТМ «РЕАЛ» в г. Одессе. Пунктом 5.5 этого договора определено, что результатом исследования считают обработанные данные в виде анкеты, по которым проводилось исследование, и другая документация, использованная при проведении исследования. Пунктом 5.8 договора предусмотрено, что передача анкет оформляется актом приемки-передачи. Суд указывает, что ни одного документа, который свидетельствовал бы о фактическом выполнении ЧП «Х» услуг в рамках указанного договора, а также акт приемки-передачи анкет истец в Суд не предоставлял.

Таким образом, Суд сделал вывод, что поскольку ООО «Н» не предоставлены доказательства реального получения от ЧП «Х» работ (услуг), конкретного содержания и результатов таких работ (услуг), не подтверждена связь понесенных расходов с подготовкой, организацией и ведением производства, то выводы акта проверки от 12.03.2012 г. о занижении надлежащих к уплате в бюджет налогов являются обоснованными.

По установленным в ходе рассмотрения дела обстоятельствам в их совокупности Суд отказал в удовлетворении исковых требований об отмене налогового уведомления-решения.

«Горячие линии»

Дата: 21 февраля, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42