Другие налоги

Налоговое и таможенное дело в Запорожской Сечи


Во второй половине ХVІ в. на авансцену политической и социально-экономической жизни Восточной Европы решительно выступила новая вооруженная и тщательно организованная сила — украинское казачество.


Искреннее стремление к воле, защита национальной и религиозной самобытности, решительное непринятие феодального гнета поднимали волну народной борьбы против произвола королевских чиновников и крепостников, побуждали земледельцев, ремесленников, воинов заселять южные районы Поднепровья, Подолии, Брацлавщины. Поселившись на новых незанятых землях беглецы из магнатских имений считали себя свободными людьми — казаками.

«Чтобы обезопасить себя от татар, — писал Михаил Грушевский, — казаки строили небольшие поселения — «городцы» и засеки или сечи в приспособленных местах, вступали во все большие связи между собой, превращались в большой казацкий союз, господствовавший над целым так называемым «Низом Днепровским», а центром его становится Запорожье, днепровские окраины, что ниже порогов, хороши тем, что на удалении были совсем неприступными для старост литовских и польских, а с другой стороны, благодаря неприступным плавням и зарослям камышей, неприступные и с моря, для галер турецких».

Первая казацкая крепость на острове Малая Хортица стала плацдармом для защиты южных украинских земель, крепкой оборонительной преградой на пути турецких и крымских захватчиков. Героической борьбой против различных внешних врагов, демократическим образом жизни, патриотической самоотверженностью и высокими моральными принципами Запорожская Сечь оказывала огромное положительное влияние на население края, на политическое и военное положение всей Восточной Европы. Войско Запорожское, украинское казачество в целом стали символом стремления народа к свободе и независимости, к созданию собственного независимого демократического государства.

Изучение политических и правовых механизмов жизнедеятельности Запорожской Сечи и ее руководящего центра — Коша свидетельствует о том, что по своему социальному и правовому статусу Сечь была военно-демократической республикой. Она имела все признаки государственности: собственную территорию, четко определенные границы, правительственную институцию — Кош, надежные и хорошо организованные вооруженные силы, национальную символику — флаг, герб, сечевую печать. Казацкая республика имела и свою государственную казну — Войсковую казну, а также собственные налоговую и таможенную системы.

Запорожская Сечь, украинское казачество прославлены не только своими героическими поступками и военными победами, но и демократическим устройством, справедливой правовой системой, солидным экономическим потенциалом. Экономическую и торговую базу Войска Запорожского представляли паланки — административно-территориальные объединения (округа), возглавляемые полковниками и подчиненные непосредственно кошевому атаману. На рубеже ХVІІ — ХVІІІ вв. земельные владения Сечи состояли из Казацкой, Самарской, Ингульськой и других паланок. Именно на базе паланок и казацких хуторов осваивались огромные площади плодородных земель юга Украины. Именно здесь развивалось зажиточное казацкое скотоводство, земледелие, пчеловодство, промышленный характер приобретали рыбная ловля и охота. Вместе с тем паланки стали основными источниками доходов Сечи. Казаки-зимовники — владельцы хуторов (по состоянию на конец 1706 г. их насчитывалось около 4000) за пользование землей и другую хозяйственную деятельность уплачивали в Войсковую казну единый налог — «дымовое». До 1758 г. он составлял 1 крб. в год, позднее — 1,5  крб. Налоги собирали казацкие военнослужащие — кантаржеи (от турецкого «кантор» — вес, измерение; человек, контролирующий весовую, измерение, цену и взвешивание товаров. — Прим. авт.). Кантаржеи, как и шафарѝ, — казацкие таможенники, относящиеся к руководящему составу казацкой старшины и избиравшиеся Казацким советом — высшим законодательным, административным и судебным органом Сечи, или назначавшиеся кошевым атаманом.

Немалые средства в сечевую казну собирали налоговики от реализации паланками и зимовниками — владельцами хуторов продовольственных товаров — зерна, рыбы, меда, а также скота, коней, крепкой казацкой водки. Немало поступлений получала казацкая казна от продажи алкогольных напитков. Это и неудивительно, так как по данным сечевого архива в течение 1770 г. вокруг Запорожской Сечи и на близлежащем к ней торжище насчитывалось 73 кабачка. Много их было в паланках. Так, в Самарской паланке было 83 кабачка, в Кодакской — 74, в Орельской — 45 кабачков. За содержание простого кабачка (так называемой будки) их арендаторы вносили в Войсковую казну по 2,5 крб. в год. Эта сумма увеличивалась до 5 крб. при наличии в кабачке погреба с ледовней; в нем кроме водки продавали пиво и медовуху. Сечевая казна получала от налогообложения кабачков существенную сумму — 1103 крб. в год.

Интересно, как распределялись такие большие для того времени деньги. По подсчетам выдающегося украинского историка и экономиста Аполлона Скальковского (1808 — 1898), который именно и разыскал и обработал архив Коша Запорожского, всю сумму доходов от продажи алкоголя (1103 крб.) делили на 45 одинаковых паев — по 24 крб. 51 коп. «с шажком на каждый пай: кошевому, судье войсковому, писарю, есаулу, 38 куреням, на войско, на церковь, довбышу и пушкарю пополам».

Важной статьей прибыли, поступавшей в кошевую казну, была военная добыча. Все, что было добыто на войне или в военных походах, каждым куренем и даже каждым сечевиком, после пожертвования на церковь делилось поровну между всем казацким обществом. Распределение распространялось на всю добычу: от денег и оружия — до продовольствия и коней. За тайное присвоение хотя бы нескольких монет, взятых у противника, нарушителя ждало жестокое наказание.

Значительные средства поступали в Сечь для содержания войска от правительства Речи Посполитой, а с 1654 г., по представлению Богдана Хмельницкого, — от московского правящего сената.

Существенные доходы получала сечевая администрация от ярмарочной торговли, которая в течение ХVІІ — ХVІІІ вв. приобрела широкий размах в Украине, а также в соседних Польше, России, Молдове. Только на Левобережной Украине насчитывалось около 400 ярмарок. Запорожские купцы вывозили свои товары на богатые ярмарки в города Нежин, Ромны, Полтаву, Лубны, Краков, Хотин, Курск, Сучаву, Яссы и др.

Важным торговым центром в Запорожье была ярмарка (торжище) под названием Гассан-Баши. Она находилась за переделами сечевых укреплений, недалеко от главных ворот, открывавших дорогу к церкви Покрова Пресвятой Богородицы и центральной площади сечевого «мегаполиса». Сечевой базар принимал купцов из Московии, Молдовы, Чехии, Польши, Силезии. На площади в несколько гектар были расположены сотни больших и малых магазинов, кабачков, складов, ремесленных мастерских и торговых рядов с широчайшим выбором товаров: от золотых изделий и оружия — до элитных коней, коров, волов. Неподалеку от Гассан-Баши находился порт, у причалов которого швартовались купеческие суда из Турции, Крыма, Прибалтики, Швеции и других стран. Масштабные ярмарки проходили в Никитино, Кодаке и других центрах запорожских паланок. На каждую из них назначались налоговики — кантаржеи, внимательно следившие за всеми торговыми операциями, исправностью весовых и правильностью измерений и собиравшие установленные Кошем налоги от реализации тех или иных товаров. Детальную информацию о поступлениях в сечевую казну от внутренней и внешней торговли отыскать не удалось, но ориентировочно они ежегодно могли достигать десятков тысяч талеров*.

В конце концов, казацкое казначейство тоже получало значительную прибыль от таможенного дела. Таможенные заставы были выставлены по всей границе Запорожской Сечи. Там назначенные казацкие таможенники — шафарѝ и их помощники — подшафарии собирали пошлину с приезжих купцов и чумацких караванов. Ставки пошлины были незначительными и составляли от одного злотого (60 литовских, со временем польских, денег) стоимости товара — три деньгѝ. Ставка за транспортировку соли из Крыма и солеварен Черноморского и Азовского побережья была еще ниже — 10 коп. от пароконного воза. Заметно выше была ставка пошлины от ввоза в Сечь вина или водки. Она составляла 1 крб. от куфы**алкогольных напитков. Кроме денег таможенники взимали с купца еще и так называемую поставочную пошлину — ведро водки или вина. В архиве сохранился оригинал тетради, в которой казацкий таможенник в 1755 г. записывал суммы таможенных платежей за неразрешенный улов и вывоз с Азовского моря рыбы и морепродуктов. В целом суммы пошлины и штрафов за таможенные нарушения были незначительными. Так, с войта г. Погара Стародубского полка за «вывоз двух воловьих и двух конных возов рыбы» с запорожской территории таможенник взыскал 2 крб. 60 коп. С Осипа Москаленкова из слободы Петровской «за ввоз трех воловьих возов рыбы» таможенник получил 2 крб. 30 коп. Приблизительно такие же суммы взысканы с других нарушителей.

Имела ли Сечь свой бюджет, законы о налогообложении, поступлении и распределении получаемых доходов? Анализ финансовой деятельности Коша свидетельствует о том, что Сечь, не имея письменных официальных финансово-правовых документов, де-факто имела собственные устойчивые правоотношения в финансовых делах, регулируемые на основании обычного права и многолетних казацких традиций. При этом для наполнения казацкой казны применялись методы административного принуждения (обязанность взыскания налогов, пошлины, сборов и т. п.). Все это вместе с четким порядком распределения доходов и составляло систему — совокупность неписаных правовых норм, регулировавших правоотношения сечевого общества в сфере налогов, сборов и пошлин, которые действовали в Запорожской Сечи.

Справедливое демократическое распределение социальных благ, свободное равноправное положение запорожского казачества восхищали украинский народ, проживавший по обоим берегам р. Днепра. Дружеские отношения сечевиков, их стремление к воле и счастью родного края были образцом для тысяч и тысяч земляков, которые связывали с Сечью надежду на лучшее будущее и независимость Украины.

____________
*Талер — золотая (серебряная) монета. Начала чеканиться в Богемии в 1518 г. из серебра (28 г). Со второй половины ХVІ в. была распространена в немецких княжествах, в Польше, Литве, позднее — в Московии, Украине, Молдове. В Германии (ХVІІ — ХVІІІ вв.) талер равнялся трем золотым маркам. Наряду с талерами в денежном обращении Сечи использовались польские злотые, российские рубли, итальянские дукаты, немецкие гульдены, крымские башлыки.
**Куфа (кухва) — немецкая мера объема жидкости. Равнялась 30 квартам по 4,5 л, то есть приблизительно 135 л.

«Горячие линии»

Дата: 15 ноября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42