Другие налоги

Бюджет Киева в ХVІІІ в.

Формирование и наполнение бюджета страны в целом и г. Киева в частности всегда вызывало повышенный интерес общественности. Как часто происходит в жизни, определенные события, поступки власть имущих, их решения так и остаются не обнародованными не только годами — десятилетиями, пока они «не сойдут с арены», окажутся вне процесса или вообще уйдут из жизни. Но через призму веков не всегда правомочные приказы, иногда безумные решения или поступки потомки воспринимают уже не так болезненно. Итак, предлагаем вам ознакомиться с формированием бюджета и расходами бюджетных средств столицы 200300 лет тому назад.



В середине ХVІІІ в. Киев, освободившись от польского господства, сохранил право на собственное самоуправление и судоустройство, предусмотренные Магдебургским правом, предоставленным городу еще в 1516 г. великим князем литовским Сигизмундом І. В городе правил магистрат, возглавляемый избранным киевлянами войтом, в состав которого входили бурмистры, райцы и лавники. Действовал также городской суд, собственные налоговая и таможенная службы.

По условиям Андрусовского договора о перемирии между Россией и Речью Посполитой (январь 1667 г.) прекратилась многолетняя польско-московская война. Московское государство вернуло себе Левобережную Украину, Смоленское и Черниговское воеводства, Стародубский уезд, а на Правобережье — г. Киев с окрестностями в радиусе 1 мили, но только на два года, хотя московский царь не собирался возвращать город полякам. Эти земли номинально подчинялись назначенному царем гетману Украины, резиденция которого находилась в г. Глухове. Правобережье и Белоруссия отошли Польше.

Во второй половине ХVІІІ в. императорское правительство взяло курс на полную ликвидацию украинской автономии. Вопреки протестам гетмана Кирилла Разумовского рескрипт Екатерины ІІ от 10(21) ноября 1764 г. отменил гетманство в Украине. Со временем было ликвидировано полково-сотенное административное устройство. На Левобережье вводилось так называемое наместничество во главе с царскими генералами (1781), а со временем, по московскому образцу, — губернаторство.

По распоряжению императорского правительства в г. Киеве было создано губернское правление в составе губернатора, вице-губернатора, прокурора и губернских советников. И хотя в городе еще существовали войт и магистрат, их власть была ограничена. Военными, гражданскими, финансовыми делами, а также всей экономикой города с того времени руководил губернатор.

Вскоре губернское правление начало требовать от войта г. Киева отчеты о всей финансовой деятельности, в частности о выполнении бюджета. Такие отчеты требовало и царское правительство. Однако местная власть категорически возражала по поводу представления какой-либо отчетности, ссылаясь при этом на указы князей литовских и королей польских о предоставлении г. Киеву самоуправления и магдебургских привилегий.

Дело в том, что отчитываться о бюджетных доходах и расходах магистрат не мог, потому что должного учета финансовой деятельности здесь никто не вел. Бурмистры, райцы, лавники просто сообщали друг другу или войту об израсходованных средствах, что создавало широкие возможности для злоупотреблений. Обращаясь по этому поводу к «отцам города» (1762) киевский вице-губернатор Иван Костюрин говорил: «А вы, бурмистры и райцы о расходахъ магистратскихъ, в коихъ я знаю довольно, не можете ничем оправдаться, только возьмите сумку на плечи и, положа каменя, въ Києве съ мосту в Днепръ бросайтесь».

В конце концов после долгих отказов и промедлений магистрат был вынужден представить губернатору и правительству некоторые сведения о бюджетах г. Киева за 1744, 1748, 1752 — 1754 гг. В отчете доходы 1744 г. были указаны в размере 9411 руб. 59 коп., 1748 г. — 6207 руб. 35 коп. Прибыль трех лет (1752 — 1754) была отражена в совокупности как общая сумма — 20 673 руб. 06 коп. Детальнее доходы города за этот период со ссылкой на приведенные выше отчеты рассмотрены в работе киевского историка и архивиста Н. Молчановского «Бюджеты Кіева въ середине ХVІІІ в.», опубликованной в 1898 г. в журнале «Киевская старина» (том LХ). Обратимся к этому убедительному исследованию.

По информации магистрата, его доходы формировались в основном за счет торговли вином и водкой в собственных магистратских кабачках (1744 г. — 6617 руб. 53 коп., 1752 г. — 1754 г. — 12 663 руб. 24,5 коп.). Прибыль от реализации меда и пива в 1752 — 1754 гг. составляла 561 руб. 94 коп. Значительные для того времени доходы городская власть получала за разные торговые сборы, пошлины, «весовой» налог. Гораздо меньше средств в городскую казну поступало в виде «мостовой и береговой» пошлины (за ввоз в г. Киев различных зарубежных товаров и стоянку иностранных судов на магистратских причалах), а также за переправу на паромах через р. Днепр людей, товаров и скота.

Остановимся на бюджетных расходах магистрата, которые были определены только за три года, а именно за 1744, 1748, 1754 гг. И все же, по мнению Н. Молчановского, они носили далеко не полный характер. Ведь ни войт, ни его помощники вообще не считали нужным отчитываться за израсходованные ими бюджетные средства. Обнародованные городской властью расходы имели следующий вид:

  • отчисления в царскую казну ежегодно — 600 руб.;
  • на содержание почты в 1744 г. — 417 руб. 50 коп., в 1748 г. — 333 руб. 60 коп., в 1754 г. — 869 руб. 92 коп.;
  • выплаты ежегодной заработной платы членам магистрата, урядникам, канцеляристам: в 1744 г. — 958 руб. 20 коп., в 1748 г. — 946 руб. 60 коп., в 1754 г. — 950 руб. 15 коп.;
  • взносы «на Києво-Софіївську катедру» — ежегодно 80 руб.

Дальше определялись очень ограниченные расходы городской казны на разные строительные, дорожные и ремонтные работы, заготовку дров и сена, содержание тюрьмы, стражников, паромщиков и т. п. Отдельные статьи бюджета касаются приемов разных «знатных персон», царских и гетманских чиновников. Так, посещение г. Киева императрицей Елизаветой (1744) стоило городу около 1000 руб. Только строительство триумфальной арки на Подоле, через которую она въехала в город, стоило мещанам 428 руб. 17 коп. В целом общие расходы магистрата определялись следующими цифрами: 1744 г. — 9403 руб. 50 коп., 1748 г. — 6057 руб. 87 коп., 1754 г. — 7248 руб. 24,5 коп. Бурмистр Шихонович и райца Гудым, подписавшие отчет о расходах магистрата, сделали к нему довольно значимую приписку: «Выше писаные расходы показаны толикимъ числомъ, когда не случается проездовъ чрезъ Кіевъ государственныхъ российскихъ и иностранныхъ полномочныхъ и чрезвычайныхъ посланниковъ. А когда таковые проезды чрезъ Кіевъ бываютъ, то и расходы многимъ больше бываютъ, чрезъ что и въ долги магистратъ вошелъ».

Несомненно, такие отчеты не удовлетворили губернатора и высших членов правительства империи. Ведь даже невеждам бросались в глаза такие «перлы» магистратского финансирования, как разница между ежегодной зарплатой всего чиновничьего аппарата города (в среднем 950 руб.) и «списанием» на триумфальную арку для встречи императрицы в размере аж половины этой суммы (428 руб.). В конце концов, таких «перлов» в отчетах города было много. Вот и пришлось магистрату под давлением губернского начальства через 11 лет после отчетного периода (в 1765 г.) представить уже новому руководителю губернии другой, более детальный, доклад о расходах в 1752 — 1754 гг. по каждой статье городского бюджета. И тогда открылась поистине глобальная система взяточничества и вымогательства, которая господствовала в чиновничьей среде, в том числе среди назначенных императором вельмож губернии. Есть только несколько примеров, зафиксированных в официальных документах магистрата под титрами «израсходовано на»:

  • корову генерал-губернатору Михаилу Ивановичу Леонтьеву — 6 руб. (1752);
  • за предоставление рабочих для ремонта дороги между Киево-Печерской и Старокиевской крепостями «какъ прошено, генерал-губернатору Леонтьєву куплено въ презентъ погребецъ съ шленской (силезской. — Прим. авт.) водкою за 18 руб.» (1752) (обратим внимание, что стоимость погребца, очевидно, ящика водки, — три коровы);
  • генерал-губернатору Леонтьеву «въ день патрона купленъ другой погребецъ съ шленской водкою за 16 руб.» (1752);
  • господину тайному советнику кавалеру и генерал-майору Костюрину (тому самому, который советовал магистратским чиновникам, набрав камни, прыгать с моста в р. Днепр) «какъ прошено, въ магистратскихъ нуждах въ два раза (1753 г.) по погребцу съ шленской водкою за 26 руб. въ 1754 г.»;
  • «ему же въ презентъ парчи за 55 руб. да осетра свежего за 1 руб. 73 коп. да рымару за выделку во дворъ ево двухъ кож дано по 40 коп.».


Некоторые «подношенія» российскому и гетманскому (глуховскому) начальству носили мелочный характер, но все же были исправно зафиксированы в статьях магистрата. Так, указанному вице-губернатору и кавалеру Костюрину в 1752 г. куплен баран за 1 руб., «два свежих осетра за 2 руб. 80 коп. и свежих лимонов на 2 руб. 50 коп.». Очевидно «вице» был мастак и выпить и закусить. Случались еще более мизерные взятки. Например, «приехавшему въ Кіевъ для некоторого дела» генералу и кавалеру Брилкину дарована коробка сахара за 1 руб. 90 коп. Генеральный бунчужный Оболонский и его зять Кочубей «в подарок» от войта тоже получили сахар, но уже за 5 руб. 20 коп.

«Презенты» дарили не только гостям города. Возили их и в города Москву, Санкт-Петербург и Глухов. Например, «в презент» гетману Кириллу Разумовскому отправили 1100 «яблок хороших» стоимостью 11 руб. Войт г. Киева Иван Сичевский, находясь в г. Москве в 1754 г., дарил тамошним членам правительства грибы и рыбу, деньги за которые так же были списаны за счет магистрата.

Больше всего городской казне давали о себе знать визиты «вельможных персон» из городов Санкт-Петербурга и Глухова. Только пребывание в г. Киеве графини Шуваловой, которая отбирала здесь «ко двору государеву местных певцов», обошлось магистрату в 231 руб. 08 коп. При этом графине подарены три скатерти, 36 салфеток и снова-таки популярный у взяточников «погребецъ съ шленской водкою». Дешевле, в 47 руб., обошелся городу визит первой леди Гетманской Украины графини Разумовской. Ее удовлетворили довольно скромные «подношенія» сахара и осетровой рыбы. С этой целью сам гетман и его окружение энергично «трясли» киевскую казну. Так, только один визит «светлейшего» в стольный град в 1752 г. стоил городу 899 руб. 33,5 коп. И это не учитывая «напитков для самого гетмана и бывших с ним персон». Между прочим, для обслуживания гетмана Кирилла и его почты во время визита город выделил 140 лошадей. Интересно, что стоимость взяток зависела от должности, которую занимал тот или иной чиновник. Чем выше должность — тем дороже взятка.

В бюджетных отчетах было много путаницы и сомнительных цифр. В частности, расходы на подарки гетману и его чиновникам в 1754 г. в одной ведомости представлены в сумме 1127 руб. 0,5 коп., в другой — 615 руб. 0,5 коп. Анализируя оба варианта магистратского отчета, Н. Молчановский спрашивал: «Чему верить?» — И отвечал: «Тайну эту нельзя разъяснить по моим документам».

Заслуживает внимания и такой факт: некоторых царских и гетманских вельмож на время представления губернатору второго отчета (напомним, в наиболее полном варианте он представлен в 1765 г.) уже не было в живых: генерал-губернатора Леонтьева, вице-губернатора Костюрина, графини Шуваловой и др. Значит, проверить стоимость подаренных им коров, баранов, салфеток или силезской водки и вообще достоверность предоставления упомянутым лицам тех или иных «подношеній» было довольно проблематично.

Таким образом, значительные денежные средства г. Киева, которые свободно растранжиривала магистратская верхушка, как вспоминали мещане, «улетали в трубу». В целом же, по подсчетам Н. Молчановского, «на непосредственные нужды города — платежи в казну, почту, ремонт зданий, управление городским имуществом — тратилась только малая часть прибыли г. Киева. Остальные средства проходили буквально «сквозь пальцы».

«Горячие линии»

Дата: 3 октября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42