Статьи

Иностранный бизнес будет приветствовать принятие закона о трансфертном ценообразовании

Имплементация европейских стандартов регулирования трансфертного ценообразования, к которой власть Украины готовится чуть ли не с 2005 г., близка к логическому завершению. Правительство, в частности в лице Министра доходов и сборов Украины Александра Клименко, в своем мнении непреклонно: налог на прибыль предприятий должен уплачиваться там, где расположены производственные мощности. Вместе с тем бизнесу, как бы с ним ни согласовывался текст проекта закона «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно трансфертного ценообразования» (регистр. № 2515), всегда что-то мешает. О перспективах принятия документа «Вестник» решил поинтересоваться у представителя организации-разработчика — партнера консалтинговой компании «PricewaterhouseCoopers» Вячеслава Власова.


В.Господин Вячеслав, в Миндоходов Украины заявляют, что при доработке законопроекта о трансфертном ценообразовании поддержали ряд позиций, высказанных бизнесом и парламентариями. В чем заключается эта поддержка?

В. В. — Эта поддержка касается в основном упрощения соблюдения предлагаемых требований для бизнеса. Например, если изначально в законопроекте предусматривалось, что бизнес по контролируемым операциям должен представлять целый пакет документов — контракты, акты сдачи-приемки по каждой операции, то теперь Министерство готово от этого требования отойти.

Министр также высказался о принципиальных позициях, которые ведомство не намерено менять, иначе они изменят весь смысл трансфертного ценообразования.

В.Как Вы считаете, возможно ли достижение компромисса между властью и бизнесом в вопросах трансфертного ценообразования?

В. В. — Вообще об этом законопроекте необходимо говорить не только с точки зрения бизнеса, но и с позиции государства. И если документ будет принят, то в нем должен соблюдаться баланс интересов. В отличие от Украины практически во всех странах мира законодательство о трансфертном ценообразовании есть. И, имея его, разные государства способны защищать свои экономические интересы, заставлять бизнес уплачивать налог на прибыль там, где прибыль экономически возникает.

Украина пока такой возможности не имеет. Также мы видим, что бизнес, работающий в странах, например, Центральной и Восточной Европы, где действует законодательство о трансфертном ценообразовании, комфортно себя чувствует и не предъявляет каких-либо серьезных претензий относительно существующих правил.

В.А есть ли в этом законопроекте какие-то выгоды для бизнеса?

В. В. — На мой взгляд, он, конечно же, выгоден, потому что кардинально изменяет правила, позволяет бизнесу самостоятельно проанализировать свою ценовую политику между связанными лицами, сделать вывод о том, соответствуют ли цены между связанными лицами рыночным, и либо самостоятельно скорректировать свое налоговое обязательство, либо же просто доказать Миндоходов, что его цены соответствуют рыночным. Это доказательство «ложится» на бумагу в форме документации о трансфертном ценообразовании, и налоговики должны всего-навсего ее проверить.

Сейчас все совсем по-другому. Согласно законодательству, вступившему в силу 1 января 2013 года (речь идет о ст. 39 Налогового кодекса), на бизнес такое требование не возлагается. То есть фактически работники Министерства могут по своему усмотрению, объективно не зная всей коммерческой подоплеки той или иной сделки, вынести суждение о соответствии или несоответствии рыночной цены, сделать налоговые доначисления и провести проверки, чтобы выяснить правду.

Первый вариант развития событий гораздо безопаснее, поскольку и налоговый инспектор, и бизнесмен будут говорить на одном языке.

В.В Миндоходов Украины утверждают, что при разработке законопроекта за основу был взят лучший европейский опыт...

В. В. — Действительно, анализировался опыт разных стран, прежде всего тех, где бизнес нам близок по менталитету и уровню развития, — Центральной и Восточной Европы. Но в законе нет кальки с европейских норм, он имеет украинскую специфику. Давайте возьмем конкретный вопрос, чтобы показать это на практике.

Многие депутаты заявляли о том, что контроль за операциями внутри страны в Украине противоречит европейской практике. Кто-то даже ссылался на рекомендации Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которых якобы указано, что контролю должны подлежать внешнеторговые операции. На самом деле это не совсем так. Этот пласт европейского законодательства более сложный.

ОЭСР говорит о контроле операций, осуществляемых транснациональными корпорациями, — как внутри страны, так и внешней торговли. Но это всего лишь рекомендации. Если мы посмотрим на то, что реально существует за рубежом, то увидим, что только в трех странах Центральной и Восточной Европы — Эстонии, Румынии и Словакии — действует контроль за внешнеторговыми трансфертными ценами. В остальных же контролируются и транзакции внутри страны, и внешнеторговые контракты.

В.Что для Украины означает контроль транзакций внутри страны?

В. В. — Одну вещь: если транзакция осуществляется на рыночных условиях, нет смысла ее контролировать. Если операции на каких-либо условиях осуществляют независимые между собой лица или даже зависимые, их также нет смысла контролировать.

Контроль эффективен только тогда, когда бизнес использует в операциях между связанными лицами заведомо убыточные компании, то есть с целью занижения налоговых обязательств. Предложенная в законопроекте норма призвана эту практику прекратить, однако никто не собирается заставлять бизнес торговать по другим ценам. Согласно новым правилам если в сделке между связанными лицами задействована заведомо убыточная компания или компания, имеющая льготу, и как результат продажи товара по нерыночной цене государство недополучает налог, нужно будет доплатить налоговые обязательства исходя из рыночных цен.

Что касается прозрачного бизнеса, у которого по каким-либо причинам наблюдаются отклонения от рыночных операций, ничего общего не имеющие с налогами, законопроектом предусмотрен так называемый механизм зеркальной корректировки. Если одному контрагенту по контролируемой сделке начисляются дополнительные налоговые обязательства после того как эти обязательства уплачиваются в бюджет, другой контрагент имеет право на дополнительный налоговый вычет.

В.Если законопроект о трансфертном ценообразовании будет принят, то когда он вступит в силу?

В. В. — Вопрос не из легких. Предусматривается, что закон вступит в силу 1 июля текущего года. Но такая логика противоречит Налоговому кодексу: нельзя изменять законодательство позднее, чем за шесть месяцев до начала нового бюджетного года. Поэтому очевидно, что и бизнесу, и Миндоходов нужно подготовиться к реализации положений закона не раньше 1 января 2014 года.

При этом сценарии первый раз отчетность по новым правилам бизнес будет представлять в мае 2015 года, до начала контрольных мероприятий налоговых органов остается более полутора лет. И, как показывает практика других государств, этого срока достаточно и бизнесу, и Министерству, чтобы подготовиться к работе в обновленном законодательном поле.

Необходимо ввести мораторий на применение штрафных санкций в течение первого года действия закона. Подобная норма действует в Российской Федерации, принявшей аналогичный закон год назад.

В.Каких изменений следует ожидать на внутреннем и внешнем рынках?

В. В. — Давайте обратимся к практике Восточной Европы. Когда там были приняты законы о трансфертном ценообразовании, внутренний рынок не изменился. То есть закон повлиял на дисциплинированность налогоплательщиков, формирование новой налоговой культуры и в целом привел к эффекту законопослушания. Со времени принятия закона и до момента первых контрольных мероприятий сознательный бизнес начинал соответствовать требованиям, и в бюджет поступали дополнительные средства. Говорить же о каких-то серьезных изменениях на внутреннем или внешнем рынках не приходится.

В.Эториски для бизнеса. Как насчет рисков для самого Министерства?

В. В. — Они есть, и обусловлены эти риски тем, что ни бизнес, ни Министерство толком новых правил еще не знают. Нельзя исключить ситуацию, когда бизнес будет представлять Миндоходов неполные либо недостоверные и искаженные сведения о рыночных ценах, а Миндоходов будет не в состоянии их проверить.

Министр доходов и сборов Украины Александр Клименко отлично об этих рисках осведомлен. И для того чтобы их минимизировать или устранить, предпринимаются конкретные шаги. Создан Центр мониторинга товарных рынков в Ирпене, и уже сейчас он начинает закупать международные базы данных, изучать передовой международный опыт контроля за ценами и финансовыми показателями деятельности бизнеса и т. д.

Следующий шаг для Министерства — это кропотливое и длительное обучение персонала, который будет заниматься аналитикой и контрольной работой с точки зрения трансфертного ценообразования.

В.Как оценивают нормы законопроекта иностранные инвесторы?

В. В. — Иностранный бизнес будет только приветствовать принятие этого закона. Потому что крупные международные компании привыкли работать по таким правилам во всем мире. И для них это облегчение.

Фактически введение близких к европейским стандартов означает, что иностранные компании получат определенную уверенность в том, что внешнеторговые операции между их странами и Украиной защищены с налоговой точки зрения.


Беседовала Тамара МИШИНА

«Горячие линии»

Дата: 21 февраля, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42