Другие налоги

Компания южных морей

С того времени как в 1637 г. в Нидерландах (в провинции Голландия, наиболее развитой территории королевства) была раскрыта биржевая афера, печально известная «тюльпаномания», торговый люд Европы с большой осторожностью воспринимал новые идеи в бизнесе. И следующая крупная афера стала возможной только через 70 лет — на этот раз в Англии.


Подводные сокровища

Деятельным и предприимчивым купцам было тесно в рамках традиционной спокойной торговли, и они мастерски придумывали новые торговые хитрости, а Фортуна, бывало, поворачивалась к ним лицом... Так, в 1687 г. некий капитан Уильям Филиппс вернулся в Англию из плавания с интересным грузом на борту — 22 т серебра и драгоценностей, добытых с затонувшего испанского корабля. Купцы, финансировавшие эту экспедицию, получили 10 000% прибыли. За вычетом выплаты доли, полагающейся государству, зарплаты экипажу и прочих расходов на экспедицию прибыль составила около 200 тыс. фунтов — огромная сумма для того времени. А капитан Филиппс, родившийся в семье пастуха, получил рыцарское звание.

Моментально в Англии были созданы новые акционерные компании, целью которых был поиск и подъем сокровищ с затонувших кораблей.

Но сокровищ больше найти не удалось, экспедиции возвращались ни с чем. Акции компаний, которые на пике увлечения идеей поиска подводных сокровищ продавались по 500% номинальной стоимости, обесценивались, компании разорялись. Вскоре началась война с Испанией, и Англии было уже не до финансовых экспериментов. Единственным плюсом этой истории можно считать изобретение водолазного колокола — для развития морского дела это был важный шаг.

Банк меча

После заключения мира с Испанией экономика Англии оживилась, создавалось множество новых компаний. В 1711 г. парламент утвердил создание Компании Южных морей, которой суждено было сыграть существенную роль в истории Англии. Основным ее акционером был Sword Bank — Банк меча, носивший такое название, потому что был основан компанией, производившей мечи. Банк удачно проводил земельные операции и вскоре начал давать деньги взаймы государству, у которого на момент окончания войны были огромные финансовые трудности. Чтобы изменить финансовую ситуацию в Англии, денег требовалось много, а чтобы их добыть, нужен был нестандартный, оригинальный ход. Этот ход с помощью Компании Южных морей решили сделать ее основатель предприниматель-авантюрист — Ричард Блант и министр финансов Англии — Роберт Харли.

Торговля — дело тонкое

Компания Южных морей создавалась на пике интереса к Южной Америке, вернее, к тем богатствам, которые там, по рассказам, звучавшим в портовых кабачках, можно было добыть. Компании удалось получить монопольное право на торговлю с испанскими колониями в Южной Америке. Денег у Компании не было, поэтому она выпустила облигации, от продажи которых получила 200 тыс. фунтов — на эти деньги удалось отправить семь кораблей с 2500 рабами из Африки. Однако выгоды было как кот наплакал. Испанцы установили непомерный налог, да и королева заявила о правах на четверть прибыли от торговли с колониями. Была еще попытка доставить английскую высококачественную шерсть в г. Веракрус (Мексика), но почему-то груз направили в г. Картахену (Колумбия), где он оказался никому не нужен и пришел в негодность. Это была последняя реальная торговая операция Компании Южных морей — оказалось, что легендами о богатстве торговать прибыльнее.

Из сказки сделать деньги

О неудачном торговом опыте руководство Компании предпочло не распространяться, а вот легенды о грандиозных перспективах такой торговли и интерес к ней решили раздуть и подогреть. Для этого была разработана пропагандистская кампания, в которой приняли участие и такие известные писатели, как Джонатан Свифт и Даниэль Дефо — авторы знаменитых книг «Путешествия Гулливера» и «Робинзон Крузо» приложили немало усилий, пытаясь своими сочинениями убедить широкую публику в неимоверной прибыли, которую получит Компания Южных морей, и в том, что покупать ее акции очень выгодно. Распространялись слухи о невиданных торговых привилегиях Компании, хотя в действительности согласно договору с Испанией разрешалось прибытие только одного торгового корабля в год, и только в один из семи портов!

Тем не менее продуманный пиар делал свое дело — акции Компании раскупались как горячие пирожки, а вскоре в ход пошла «тяжелая артиллерия» — принц Уэльский вошел в совет директоров, возглавляемый, ни много ни мало, самим королем.

«Козырный» король

Король Англии в руководстве Компании — о таком Блант мог только мечтать. Король стал залогом успеха — каждый боцман понимал, что такой компании можно доверять. Но зачем это надо было королю? Оказывается, Его Высочество Георг I сам был в долгах как в шелках, он тратил значительно больше, чем выделял для него парламент. Но, пожалуй, главным аргументом участия короля в не совсем чистых делах был непосильный для Англии государственный долг. Английская корона должна была всем — землевладельцам, ювелирам, купцам. Долговых бумаг от казначейства, армии, флота, интендантства было столько, что уже никто не хотел давать денег государству. Ричард Блант придумал, как избавить Англию от государственного долга.

Долги: были ваши, стали наши

Блант предложил Англии продать ему государственный долг, который достиг астрономической для того времени цифры — 10 млн. фунтов. Правительство гарантировало, что будет платить Компании 6% суммы долга, но только за счет торговых пошлин, кроме того, Компания получала все привилегии на торговлю с Южной Америкой. Компания Южных морей предлагала всем держателям государственных долговых бумаг обменять их на акции Компании, по которым будет выплачиваться не менее 6% дивидендов — это было действительно выгодное предложение. Кроме того, Блант придумал, как заработать на обмене акций. Выкупая долговую бумагу по номиналу, он предлагал акции Компании по рыночной цене, которая была в три раза выше! Надо было только убедить клиента в доходности акций, и тут как раз пригодился король в совете директоров, который демонстрировал надежность и перспективность Компании. Кроме того, Блант применил хитроумный прием — он кредитовал желающих купить акции Компании, что поднимало цену акций еще выше. Например, выкупая 100-фунтовое долговое обязательство, он в обмен продавал акцию за 300 фунтов, показывая прибыль Компании в 200 фунтов, хотя и кредитовал покупателя на 250 фунтов — под залог акции. Схема сработала, и в марте 1720 г. за акцию Компании уже давали 400 фунтов, притом, что она не вела ни одного коммерческого дела, кроме обслуживания государственного долга! Распространившаяся спекуляция акциями была «смазана», но хорошо раскручена, и только время от времени нужно было «подпитывать» ее слухами, к примеру, о том, что король Испании передает Англии порты в Перу в обмен на Гибралтар или что Компания успешно ведет переговоры о привилегии на право торговли с Африкой.

«Локомотив» экономики

Тогда, конечно, еще не было локомотивов, но Компания Южных морей действительно тянула за собой всю экономику Англии. Наглядный пример успеха Компании, всеобщий энтузиазм и доступность кредитов способствовали развитию предпринимательства. Предприниматели развивали страхование, массово строили жилье в Лондоне, приюты и больницы, в столице, городах Ливерпуле и Кенте был построен водопровод, налажено производство пожарных карет, рапсового и подсолнечного масла, рафинирование сахара. Конечно же, среди действительно работающих компаний были и мошенники. Один предприниматель продавал акции компании, которая, по его заверениям, получит колоссальные преимущества, о которых пока никто не должен знать. За акцию просил всего 2 фунта — собрал 2000 фунтов и бесследно исчез.

Англия была на небывалом подъеме — дорожали и акции компаний, созданных уже давно — акции Ост-Индской компании возросли в 4,5 раза, «Ройял Африка» — почти в десять раз! День рождения короля Георга I праздновали с роскошью — сообщалось, что выпили 1000 бутылок красного вина. По тем временам — немало, хотя в наши дни такое же количество вина выпивают на гуцульской свадьбе среднего размаха.

Крах

Между тем котировки начали медленно снижаться — самые осторожные дельцы, которых оказалось довольно много, решили продать акции на пике, вложив деньги в недвижимость и землю. Акции на пике котировок продавались по 950 фунтов — 950% доходности, но это был предел. Чтобы поддержать достигнутый уровень, на два месяца прекратили торги, объяснив это техническими причинами — подготовкой к выплате дивидендов. В действительности это было началом краха. Чтобы устранить конкурентов, Блант провел через парламент закон, приведший к банкротству несколько крупных компаний, которые, как костяшки домино, обвалили фондовый рынок вместе с Компанией Южных морей.

«Разбор полетов»

«Стало модным быть банкротом» — пели лондонские уличные музыканты. От краха Компании пострадали и богатые инвесторы: например, герцог Чандос потерял 300 тыс. фунтов и его имение было разобрано на стройматериалы; герцог Портлендский, став нищим, получил пост губернатора Ямайки и прожил там до конца дней, что считалось большой удачей.

Парламент инициировал расследование финансовых махинаций в Компании Южных морей, в результате которого директора Компании вынуждены были вернуть почти все деньги — им разрешили оставить только по 5 тыс. фунтов, а Бланту — 1 тыс. фунтов.

Главному кассиру Компании — Роберту Найту, основному свидетелю, который знал все обо всех взятках, в том числе и заплаченных в парламенте, удалось бежать из Англии. Он был арестован в Бельгии, но возвращение Найта в Англию было невыгодно многим, а главное — королю. Используя дипломатические каналы, англичане организовали Найту побег. Гуманно! В наше время такой кассир не прожил бы и суток.

Компания Южных морей, пройдя процедуру реструктуризации, существовала еще долго, наладив торговлю рабами и отлавливая китов у берегов Гренландии, и прекратила существование только в 1854 г. Но пережило Компанию появившееся благодаря ее деятельности понятие «мыльный пузырь», которым и сегодня пользуются специалисты при описании спекуляций на рынке.


Дмитрий ЗАБАШТАНСКИЙ

«Горячие линии»

Дата: 28 марта, четверг
Время проведения: с 10:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42