Статьи

Взаимодействие полиции и таможенной службы в условиях царского режима

Шпионажу — бой!

Таможенная служба Российской империи активно привлекалась к выполнению разведывательных и контрразведывательных задач правоохранительных органов, надзору за благонадежностью населения и борьбе с революционным движением. До 1871 г. полицейские функции на границе, в том числе паспортный контроль, осуществлялись исключительно таможенниками. Эти задачи были возложены на таможню согласно утвержденному императором Уставу о паспортах. В соответствии с рескриптами монарха и циркулярными распоряжениями Министерства финансов таможенные учреждения были обязаны также немедленно информировать полицию о въезде в страну подозрительных иностранцев или въезде/выезде граждан России, подозревавшихся в антигосударственной деятельности. Кроме того, таможенники, прежде всего руководящий состав таможен, привлекались к поиску агентуры иностранных государств, которая легально или через «зеленую границу» засылалась в страну для сбора шпионской информации. Так, 22 марта 1795 г. управляющий Киевским наместничеством (высшая административно-территориальная единица местного управления в России, введенная в 1775 г., на руководителей которой возлагалось осуществление правительственных задач, а также административное, судебное, полицейское и финансовое управление — авт.) генерал-поручик С. Ширков в тайном распоряжении начальнику Васильковской таможни П. Энгельгарду приказывал организовать розыск и арестовать в случае задержания при переходе границы четверых польских агентов, которые «... подъ видомъ торгующихъ плодами купцовъ направлены на Левобережную Украину, въ Крымъ и Екатеринославскую губернию для узнания нашего вооружения».

Присяга для французов

Великая Французская революция (1789 — 1804 гг.), взятие Бастилии, отмена всех феодальных и сословных привилегий, лишение власти короля вызвали ужас среди московских власть имущих. Царскими указами въезд в Россию был запрещен не только для торговых судов под французским флагом, но и для самих французов. Чтобы попасть в страну, французы должны были представить подтверждение, что они спасаются от революционной власти, а также получили разрешение российского правительства. Кроме того, отныне для пропуска в империю французы в присутствии государственных служащих должны были приносить присягу, один экземпляр которой поступал на таможню, через которую иностранец въезжал в Россию. 17 мая 1798 г. император Павел І издал указ, в котором обвинил французское революционное правительство в попытке «распространять безбожныя свои правила во все устроения Государства, развращать спокойныхъ обитателей оныхъ сочинениями, стараясь те сочинения разными образами разсеявать в общества, наполняя даже оными и газеты свои».

Всевидящее око цензуры

С целью ограничения революционного влияния на гражданское общество монарх этим же указом установил: «Устроить во всех портахъ цензуру, составленную изъ одного или двухъ членов, которые бы имели наблюдение, чтобъ на кораблях привозимыя сочинения какъ газеты, такъ и другія, не были пропускаемы безъ прочтенія теми ценсорами и согласія оныхъ, а таможенные начальники при входе въ портъ всякого судна имеютъ объявлять какъ капитану оного, такъ и пассажирамъ сіе повеление». Наряду с установлением жесткого контроля в портах Павел І распорядился усилить надзор за почтовыми отправлениями, а также «вояжирами» и «курьерами», которые могут ввозить запрещенную литературу в империю. «Порушники указа, — предупреждал император, — подвергнутъ себя неминуемо суду якъ ослушники законовъ».

Нежелаемые гости — не нужны

По распоряжению правительства каждой таможне рассылались списки не желаемых в России лиц. Таможенники были обязаны возвращать их за границу без каких-либо объяснений. Перечень нежелаемых лиц постоянно пополнялся. До 1775 г. за это отвечала одна из экспедиций Коммерц-коллегии. В том же году в связи с губернской реформой это учреждение было упразднено, а таможни переданы в ведение губернаторов. В 1797 г. Коммерц-коллегию восстанавливают, и она снова берет под контроль работу всех таможен и таможенных застав страны и одновременно налаживает связи с МВД и подразделениями полиции на местах. С 1810 г. функции организации таможенного дела возлагаются на Департамент внешней торговли, а позднее — на Департамент таможенных сборов (ДТС), подчиненный напрямую Министерству финансов. После создания Отдельного корпуса жандармов (1827 г.) непосредственные контакты ДТС с полицейскими службами осуществлялись через главные управления корпуса жандармов в губерниях, жандармские дивизионы в Киеве, Одессе, жандармское полицейское управление на железной дороге, представителей корпуса жандармов в портах.

«Нет!» — революционным материалам и оружию

Особое внимание уделялось недопущению в страну революционных материалов и оружия. Контроль за печатной продукцией, поступавшей из-за границы, распространялся даже на религиозную литературу. Как видно из материалов Одесской таможни, которые хранятся в Государственном архиве Одесской области, Департамент внешней торговли в 1858 г. направил начальникам таможен конфиденциальное распоряжение, в котором говорилось: «В связи с полученной информацией русские эмигранты в Женеве планируют переправлять на территорию империи революционные издания, переплетенные в обложку под видом Библии». Учитывая это, директор Департамента приказал руководителям таможен, не разглашая указанной информации среди служащих таможенного учреждения, лично проверять «все книги, поступающие из-за границы».

Другой пример. В марте 1902 г. гражданин Австрии через Радзивиловскую таможню пытался ввезти на территорию России крупную партию революционной литературы, спрятанной в специально оборудованных тайниках в двойном дне трех чемоданов и тайнике, находившемся под «пассажирскими вещами» большой коробки. Политическая контрабанда была изъята. И уже через несколько дней директор ДТС М. Билюстин издал по этому поводу тайный циркуляр, в котором обратил внимание на «таковой способъ провоза и сокрытия контрабанды» и требовал от подчиненных начальников таможен «надлежащего съ ихъ стороны наблюдения».

С ростом революционного движения и усилением политических репрессий в России ощутимо усиливается вмешательство полицейского аппарата в работу таможенной службы. С марта 1871 г. паспортный контроль на государственной границе передается от таможни жандармским офицерам. В дальнейшем им было разрешено присутствовать при таможенном досмотре, а в случае необходимости — изымать предметы политической контрабанды.

Контрабанда в тайниках

После революции 1905 г. заметно возросло количество фактов нелегального ввоза в Россию оружия и боеприпасов. Контроль за перемещением товаров и людей через границы страны был усилен. При этом надзор за изъятием оружия возлагался на Департамент полиции и Корпус жандармов. Однако при проведении таможенного контроля сотрудники таможен и в дальнейшем продолжали изымать контрабандное оружие и в соответствии с договоренностью между ДТС и правоохранительными службами своевременно информировали последних. Интересен такой случай: в июле 1911 г. начальник Южного таможенного округа Н. Коротнев в тайном циркуляре информировал начальников подчиненных таможен, что при досмотре деревянных упаковок со столярными инструментами были выявлены специально выдолбленные тайники, в которых находились три ствола «Бердан», револьвер и патроны. Руководитель округа сообщал своим подчиненным о «таком способе ухищрений при провозе контрабандного оружия» и в связи с этим предлагал усилить надзор за перемещением таких товаров.

Поддерживая постоянный контакт с полицейскими органами и выполняя их поручения, таможенная служба России старалась сохранить свою независимость в процессе осуществления таможенного контроля. На этой почве между таможнями и местными подразделениями полиции и корпуса жандармов время от времени возникали споры. Однако высшее руководство ведомств, как правило, старалось уладить такие конфликты, найти общий язык и достичь согласия.

«Горячие линии»

Дата: 3 октября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42