Юридическая практика

Подтверждение нарушений, которые привели к занижению налогов

Суть дела.  При проведении внеплановой выездной документальной проверки ЧП «М» относительно подтверждения сведений, полученных от лица, которое имело правовые отношения с налогоплательщиком — ООО «Л» за 2011 г., установлено занижение ЧП «М» налога на прибыль на сумму 7191 грн., а также НДС на сумму 6253 грн. ЧП «М», не соглашаясь с налоговым органом, считает, что при осуществлении хозяйственных операций с ООО «Л» не были допущены нарушения, которые могли бы быть основанием для занижения налога на прибыль и НДС.

Решение суда. Окружной административный суд, отказывая в иске по делу № 815/4288/13-а от 26.07.2013 г., установил следующее.

В период с 22.04.2013 г. по 26.04.2013 г. была проведена внеплановая выездная документальная проверка ЧП «М» относительно подтверждения сведений, полученных от лица, которое имело правовые отношения с налогоплательщиком — ООО «Л» за 2011 г.

По результатам указанной проверки ГНИ составлен акт от 13.05.2013 г., в заключениях которого указано, что специалистами налогового органа при проведении проверки установлены нарушение предприятием требований п. 138.2 ст. 138, пп. 139.1.9 п. 139.1 ст. 139 Налогового кодекса, вследствие чего занижен налог на прибыль за 2011 г. на сумму 7191 грн., а также нарушение п. 198.6 ст. 198 Налогового кодекса, в связи с чем занижен НДС за декабрь 2011 г. на сумму 6253 грн., в том числе в разрезе налоговых периодов.

На основании составленного акта проверки от 13.05.2013 г. вынесены налоговые уведомления-решения об увеличении суммы денежного обязательства по налогу на прибыль в общем размере 10 787,00 грн. и суммы денежного обязательства по НДС в общем размере 9380,00 грн.

Как установлено судом и усматривается из имеющихся в материалах дела документов, основанием для занижения ЧП «М» налога на прибыль на сумму 7191 грн. и НДС на сумму 6253 грн. послужили правоотношения в рамках хозяйственных операций между ЧП «М» и ООО «Л».

При этом суд выяснил, что ЧП «М» заключило договор с ООО «Л» в соответствии с нормами ст. 181 Хозяйственного кодекса упрощенным способом, то есть не в письменной форме.

Между тем согласно ст. 11 Гражданского кодекса основаниями для возникновения гражданских прав и обязанностей являются, в частности, договоры и другие сделки.

В соответствии со ст. 202 этого Кодекса сделкой является действие лица, направленное на приобретение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Статьей 203 Гражданского кодекса установлено, что содержание сделки не может противоречить этому Кодексу, другим актам гражданского законодательства, а также интересам государства и общества, его моральным принципам. Лицо, которое совершает сделку, должно иметь необходимый объем гражданской дееспособности. Волеизъявление участника сделки должно быть свободным и соответствовать его внутренней воле. Сделка должна совершаться в форме, установленной законом, и быть направленной на реальное наступление правовых последствий, обусловленных ею.

В соответствии со ст. 638 Гражданского кодекса договор считается заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем существенным условиям договора.

Пунктом 2 ст. 207 этого Кодекса установлено, что сделка считается совершенной в письменной форме, если она подписана ее стороной (сторонами). Сделка, совершенная юридическим лицом, подписывается лицами, уполномоченными на это его учредительными документами, доверенностью, законом или другими актами гражданского законодательства, и скрепляется печатью.

Согласно ст. 208 Гражданского кодекса в письменной форме надлежит совершать сделки между юридическими лицами.

Таким образом, судом отвергаются и не принимаются во внимание ссылки истца на то, что при заключении хозяйственного договора с ООО «Л» стороны руководствовались ст. 181 Хозяйственного кодекса, поскольку в соответствии с нормами указанной статьи допускается заключение хозяйственных договоров упрощенным способом, то есть путем обмена письмами, факсограммами, телеграммами, телефонограммами и т. п., а также путем подтверждения принятия к выполнению заказов, если законом не установлены специальные требования к форме и порядку заключения данного вида договоров, поскольку, как указано выше и усматривается из положений п. 1 ст. 208 Гражданского кодекса, сделки между юридическими лицами надлежит совершать в письменной форме.

К тому же истцом — ЧП «М» не предоставлены суду никакие надлежащие доказательства в подтверждение соблюдения положений ст. 181 Хозяйственного кодекса и заключения хозяйственных договоров с ООО «Л» путем обмена письмами, факсограммами, телеграммами, телефонограммами и т. п., а также доказательства в подтверждение принятия к выполнению заказов, как того требуют законодательные нормы.

Из системного анализа норм действующего законодательства усматривается, что любые документы (в том числе договоры, накладные, счета, акты приемки-передачи товаров (работ, услуг) и т. п.) имеют силу первичных документов только в случае фактического осуществления хозяйственной операции. Если же фактического осуществления хозяйственной операции не было, соответствующие документы не могут считаться первичными для целей ведения налогового учета даже при наличии всех формальных реквизитов таких документов, предусмотренных действующим законодательством.

Таким образом, расходы для целей определения объекта обложения налогом на прибыль, а также налоговый кредит для целей определения объекта обложения НДС должны быть фактически осуществлены и подтверждены надлежащим образом составленными первичными документами, отражающими реальность хозяйственной операции, которая является основанием для формирования налогового учета налогоплательщика. При этом в отсутствие факта приобретения товаров или услуг либо в случае, если приобретенные товары или услуги не предназначены для использования в хозяйственной деятельности плательщика налога, соответствующие суммы не могут включаться в состав расходов для целей обложения налогом на прибыль или налогового кредита по НДС даже при наличии формально составленных, но недостоверных документов или уплаты денежных средств.

Между тем судом установлено, что предоставленные истцом — ЧП «М» и имеющиеся в материалах дела первичные документы, в частности в подтверждение реальности и фактичности выполнения хозяйственных операций с контрагентом — ООО «Л», а именно: расходные накладные, налоговые накладные, платежные поручения, счета-фактуры, не соответствуют требованиям ст. 9 Закона о бухучете, а также Положению № 88, поскольку из документов невозможно установить, в каком объеме поставлены строительные материалы и как определялись и исчислялись их стоимостные показатели.

Судом также установлено, что предоставленные истцом и имеющиеся в материалах дела расходные накладные, налоговые накладные, платежные поручения, счета-фактуры в нарушение норм ст. 9 Закона о бухучете не содержат должностей, а также фамилий и инициалов подписавших их полномочных лиц ЧП «М» и его контрагента ООО «Л», что, соответственно, делает невозможной идентификацию этих лиц.

Кроме того, судом установлено, что вступившим в силу приговором районного суда г. Одессы от 20.02.2013 г. директор ООО «Л» (далее — Лицо) признан виновным в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного частью пятой ст. 27 и частью первой ст. 205 Уголовного кодекса, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 300 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан — 5100 грн.

В частности, приговором установлено, что Лицо, достоверно зная, что заявленную в уставе ООО «Л» хозяйственную деятельность оно не будет осуществлять, на должности директора ООО «Л» работать намерения не имеет, согласно договоренности с неустановленными лицами с целью получения обещанного денежного вознаграждения передало последним все регистрационные документы, в связи с чем совершило пособнические действия относительно государственной регистрации ООО «Л», и в дальнейшем самоустранилось от выполнения должностных обязанностей. Лицо осуществлением финансово-хозяйственной деятельности не занималось, документов, связанных с ведением деятельности предприятия, а также документов налоговой отчетности предприятия не составляло и не подписывало, то есть способствовало неустановленным в ходе следствия лицам в прикрытии незаконной деятельности. К тому же допрошенное в судебном заседании обвиняемое Лицо свою вину в совершении уголовного правонарушения признало полностью и объяснило, что оно признает обстоятельства дела, как они изложены в обвинительном акте, в связи с чем его действия квалифицированы по части пятой ст. 27, части первой ст. 205 Уголовного кодекса по признаку: пособничество в фиктивном предпринимательстве, то есть создание субъекта предпринимательской деятельности (юридического лица) с целью прикрытия незаконной деятельности.

Таким образом, судом установлено, что налоговые накладные ООО «Л», служившие основанием для формирования истцомЧП «М» налогового кредита, зарегистрированы в Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины и Реестре плательщиков НДС по обращению неустановленных лиц от имени лиц, которые отрицают свое участие в создании и деятельности этих обществ, в частности в подписании любых первичных документов, а следовательно, выписанные от их имени налоговые накладные нельзя считать надлежащим образом оформленными и подписанными полномочными лицами отчетными документами, удостоверяющими факт приобретения товаров, работ или услуг, а потому отнесение отраженных в них сумм НДС к налоговому кредиту безосновательно.

Также судом отклоняются и не принимаются во внимание утверждения истца — ЧП «М» о том, что ГНИ не имела предусмотренных пп. 78.1.11 п. 78.1 ст. 78, п. 86.9 ст. 86 Налогового кодекса оснований для принятия обжалованных налоговых уведомлений-решений до дня вступления в законную силу соответствующего решения суда, с учетом следующего.

Подпунктом 78.1.11 п. 78.1 ст. 78 Налогового кодекса определено, что документальная внеплановая проверка осуществляется в том числе при наличии решения суда (следственного судьи) о назначении проверки или постановления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, следователя, прокурора, вынесенного ими в соответствии с законом.

Согласно п. 86.9 ст. 86 Налогового кодекса в случае если денежное обязательство рассчитывается органом ГНС по результатам проверки, проведенной по обстоятельствам, определенным пп. 78.1.11 п. 78.1 ст. 78 этого Кодекса, относительно уголовного производства, в котором расследуется уголовное правонарушение в отношении проверяемого должностного лица (должностных лиц) налогоплательщика (юридического лица) или физического лица — предпринимателя, предметом которого являются налоги и/или сборы, налоговое уведомление-решение по результатам такой проверки принимается таким налоговым органом в течение 10 рабочих дней со дня, следующего за днем получения этим налоговым органом соответствующего судебного решения (обвинительный приговор, определение о закрытии уголовного производства по нереабилитирующим основаниям), вступившего в законную силу.

Таким образом, из системного анализа представленных законодательных норм усматривается возможность принятия налоговым органом налогового уведомления-решения по результатам проведенной проверки только в течение 10 рабочих дней со дня, следующего за днем получения этим налоговым органом соответствующего судебного решения (обвинительного приговора, определения о закрытии уголовного производства по нереабилитирующим основаниям), вступившего в законную силу, в частности в отношении проверяемого должностного лица (должностных лиц) налогоплательщика (юридического лица) или физического лица — предпринимателя, и никоим образом не в отношении должностного лица (должностных лиц) налогоплательщика — контрагента проверяемого предприятия.

Следовательно, с учетом того, что в данном случае имеет место уголовное производство в отношении должностного лица предприятия — контрагента истца — ООО «Л» и никоим образом не в отношении должностного лица проверяемого налогоплательщика, то есть истца — ЧП «М», как это предусмотрено нормами п. 86.9 ст. 86 Налогового кодекса, ссылка истца на обозначенные законодательные нормы, по мнению суда, ошибочна.

Таким образом, приведенные обстоятельства и исследованные судом письменные доказательства в их совокупности служат основанием для вывода, что хозяйственная операция между истцомЧП «М» и ООО «Л» не имела реального характера, а ее выполнение оформлено сугубо документально, без цели реального наступления правовых последствий.

С учетом вышеизложенного суд пришел к выводу о правомерности и обоснованности доначисления ГНИ истцу налога на прибыль на сумму 7191 грн. и НДС на сумму 6253 грн.

Указанное опровергает утверждения истца, приведенные в исковом заявлении и изложенные устно в судебных заседаниях в ходе судебного разбирательства дела по сути.

Оценивая предоставленные сторонами по делу письменные доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что исковые требования ЧП «М» к ГНИ об отмене налоговых уведомлений-решений от 27.05.2013 г. об увеличении суммы денежного обязательства по налогу на прибыль в общем размере 10 787,00 грн. и суммы денежного обязательства по НДС в общем размере 9380,00 грн. не обоснованы, документально не подтверждены, не соответствуют нормам действующего налогового законодательства, следовательно, удовлетворению не подлежат.

«Горячие линии»

Дата: 28 марта, четверг
Время проведения: с 10:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42