Статьи

«Контрабас» бессмертен?

Таможенные службы всего мира ежедневно изымают тонны контрабандного товара, а контрабандисты не унимаются, предпринимая новые попытки «перетащить» через границу «контрабас». Вероятно, это противостояние сохранится и в будущем, когда человечество освоится на далеких планетах, а значит, таможня без работы не останется.


Античные времена

В древности контрабанда была большой редкостью. Мир был огромным, а людей немного, не то, что сейчас. Каждое прибытие торгового каравана или корабля с товаром было важным событием. Что-либо протащить мимо вооруженной стражи, а потом незаметно продать было очень трудно: какие товары можно было спрятать под мини-юбками, в которых щеголяли древние моряки? Поэтому купцы исправно платили положенную дань правителям, ведь за обман наказание было одно — смерть. Первым из подтвержденных случаев контрабанды в Древнем Риме является обнаруженное на дне Средиземного моря затонувшее торговое судно. Кроме обычных для рейса из Африки грузов — орехов, маслин и вина, на судне обнаружены керамические изделия, которые, по словам исследователей, были контрабандным товаром. Эта керамика использовалась при строительстве роскошных вилл, а на ее контрабандный ввоз власти смотрели сквозь пальцы — зарплата моряков на госслужбе была мизерной. Так что Италию можно считать официальной родиной контрабанды. Слово «контрабанда», кстати, тоже итальянского происхождения. «Сontra» — против и «bando» — правительственный указ.

Сегодня же понятие «античная контрабанда» означает вполне современные попытки незаконного вывоза из страны древних ценностей — монет, украшений, оружия, добытых из-под земли «черными археологами».

Король-трактирщик

Что такое настоящая контрабанда, показали миру англичане. Когда в XIII в. король Эдуард I ввел высокую пошлину на вывоз шерсти (ткачи Фландрии выкупали всю английскую шерсть, и ткачам английским не хватало сырья), предприимчивые жители южного побережья Великобритании получили прибыльный, хоть и криминальный, бизнес. Каждое «корыто», способное пересечь пролив Ла-Манш, везло на континент контрабандную шерсть. Вскоре контрабандисты осознали, что «порожняком» возвращаться в Англию невыгодно, и стали возить на родину чай, ром, бренди, шелк и кружева. Это оказалось чрезвычайно доходным делом. Благодаря стараниям крупных торговых компаний в Англии были очень высокие таможенные пошлины на колониальные товары — чай, ром, табак. Фунт чая на французском берегу стоил 3 пенса, а на английском — уже 25 пенсов. Ром после пересечения Ла-Манша дорожал вчетверо, а шелк и кружева — втрое. Разумеется, вылов рыбы был заброшен, и практически все население южного берега Англии участвовало в контрабанде. Бывшие рыбаки строили быстроходные 12-метровые весельные лодки, на которых за 5 часов пересекали пролив. В одной из укромных бухт, которых на берегу пролива было великое множество, товар продавался перекупщикам и расходился по стране, а контрабандисты отправлялись в пабы пить ром и рассказывать байки о своих приключениях.

Сложилась даже особая субкультура контрабандистов — не спящих ночью людей. Это была непростая и опасная профессия. Ночью, в непогоду, с тяжелым грузом пересечь Ла-Манш на веслах — задача не для слабаков. Перестрелки с таможенниками, откровенное несоблюдение законов создавали вокруг контрабандистов романтический ореол суровых, но благородных героев. Юноши из богатых семей пополняли их ряды в поисках острых ощущений, простолюдины же приобщались к этому ремеслу, соблазняясь большими деньгами. Занятие этим преступным промыслом не считалось позорным,  ведь контрабандисты фактически противостояли несправедливости, излишне завышенным государством ценам. Благодаря контрабандистам чай в Англии подешевел и стал доступен даже небогатым людям. Ведь количество контрабандного чая было таким, что из каждых пяти чашек, выпитых англичанами, четыре были заварены контрабандным листом.

К середине XVIII в. все контрабандисты Англии состояли в организованных бандах, а самой крупной «рыбой» в этом бизнесе был трактирщик Айзек Гулливер. Сам он в море не выходил, на него работала целая флотилия. Айзек вел дела настолько хитро, что не имел никаких проблем с властями. Поговаривали, что он щедро делился прибылью с чиновниками, к тому же его моряки шпионили за французским флотом, доставляя информацию адмиралу Нельсону. Гулливер сколотил огромное состояние, но предметом его особой гордости был тот факт, что за все годы руководимые им бандиты не убили ни одного человека.

Контрабанда чая в Англии окончательно прекратилась в 1784 г., когда пошлина на него снизилась со 120 до 12%.

Гангстерам — от аптекарей

Хрестоматийным случаем, когда ограничения, вводимые государством, становятся настоящим подарком для контрабандистов, является «сухой закон» в США. В конце XIX в. американские политики подхватили модную среди сельских протестантов тему запрета употребления алкогольных напитков. Это движение поддерживалось Антисалунной лигой США. Но что интересно, к борьбе с алкоголем активно приобщились,  в том числе значительными денежными пожертвованиями,  объединения фармацевтов и аптекарей. Интерес «айболитов» был совершенно меркантильным и неприкрытым — они продвигали на рынок тонизирующие напитки на основе препаратов «коки». Кокаин в то время не считался наркотиком, и аптекари добавляли его в эти напитки лошадиными дозами. Тоники оказывали такое действие на организм, что их прозвали «пружинами».

После двух десятилетий борьбы «сухих» и «мокрых», в январе 1920 г., восемнадцатая поправка к Конституции США, которая одобрила «сухой закон», вступила в силу. Поначалу аптекари получили значительную прибыль, но затем продажи упали. И даже не потому, что кокаин в 1922 г. был объявлен наркотиком и поставлен вне закона. Просто в США нашлись люди, которые наладили контрабанду спиртного в таких количествах, что тоники, тем более изготовленные из «обезвреженного листа коки», потеряли основных своих поклонников. Гангстерские группировки перестали «мелочь по карманам тырить» — контрабанда алкоголя приносила миллиардные прибыли. Ничто не могло остановить бутлегеров — торговцев контрабандным спиртным. К середине 20-х годов поставки подпольного алкоголя в восемь раз превышали официальное производство спирта в США.

В стране стала привычной стрельба на улицах — это или федеральные агенты гонялись за гангстерами, или гангстеры выясняли отношения. Государство оказалось неспособным обеспечить выполнение «сухого закона», лишь около 5% контрабандистов попадали в руки правосудия, да и те нередко избегали наказания — коррупция стала обычным явлением.

В декабре 1933 г. «сухой закон» был отменен поправкой к Конституции, но в некоторых штатах этот закон действовал еще долго. Последним все ограничения отменил штат Миссисипи — в 1966 г.

В «сухом остатке» 13-летнего действия восемнадцатой поправки — уверенно вставшая на ноги организованная преступность, тысячи отравленных суррогатным алкоголем, тысячи погибших в гангстерских «разборках».

В СССР контрабанды нет!

После переворота в 1917 г. и захвата власти большевиками борьба с незаконным промыслом была решительной, при наименьшем подозрении — расстрел, гражданская война все спишет. А после того, как страной начал руководить Иосиф Сталин, контрабанда стала просто невозможна. В обстановке повального террора и доносительства это было равносильно самоубийству. Время было такое, что экипажи советских кораблей, прибывавших в иностранные порты, на комсомольских собраниях принимали единогласное решение на берег не сходить, «чтобы не стать объектом антисоветской провокации». Противостояние с Западом было столь глубоким, что даже через много лет, в 80-х годах прошлого века, можно было получить выговор, просто появившись в школе в «брюках наиболее вероятного противника» — джинсах.

После смерти Сталина  в стране началась «оттепель», но максимально возможная контрабанда в СССР — это флакончик духов или плащ из ГДР. Масштабная контрабанда была в принципе невозможна, потому что любая торговля принадлежала монополии Министерства торговли. Однако в середине 70-х этому ведомству пришлось потесниться. Руководителю Министерства рыбного хозяйства удалось получить разрешение торговать добытыми морепродуктами самостоятельно. Была открыта сеть магазинов «Океан», которые на фоне других объектов советской торговли стали значительным шагом вперед — чистота, красота. А главное, там был товар — недорогая и вкусная рыба. Но был один нюанс — при заморозке рыбы на судах в открытом море при больших волнах было трудно обеспечить точность взвешивания. И в каждый ящик укладывали лишних 2 — 3 кг рыбы. На тысяче ящиков получалось 2 — 3 т неучтенного продукта, которые реализовывались через магазины «Океан» и превращались в огромные деньги. Но этого дельцам оказалось мало и они взялись за контрабанду — отправляли за рубеж в банках с этикеткой «Сельдь» черную икру. «Прокололись», как это бывает, на мелочи — перепутали партии консервов, и банки с черной икрой вместо селедки стали отличным сюрпризом покупателям в Ленинграде. По итогам разбирательства дела директора «Океана» и замминистра расстреляли, магазины «Океан» закрыли — в СССР контрабанды нет!

Рассказ «контрабандиста»

Андрей Георгиев, художник:

— В начале 2000-х я летел в Канаду, на выставку. Знакомые собрали целый чемодан передач своим родственникам, а заодно и проинструктировали меня, что в Канаду везти можно, а что — нельзя.

Огорчили меня очень, пояснив, что колбасу и сало везти нельзя — карантинная служба отбирает, можно только консервы фабричного изготовления. У них есть специально обученные таксы — сало найдут в любом виде, как ни прячь. То есть не совсем отбирают — его положено сдать на карантин  на две недели, потом можно забрать. Нет, пусть себе оставят, решил я сразу, но сало везти не передумал — это ведь главный сувенир из Украины! И вечером мы с друзьями придумали выход. Отличнейший продукт с Житнего рынка закатали в трехлитровую банку, в фотошопе нарисовали этикетку «Сало консервированное» с названием и адресом выдуманного завода, и, распечатав на цветном принтере, наклеили на банку. Предъявил я в Торонто банку с «Салом консервированным» таможенному офицеру и его таксе и без проблем пересек границу. Сало всем очень понравилось.

Конец легенды

Современные контрабандисты полностью разрушили образ благородного разбойника, не приносящего реального, ощутимого вреда людям. Сегодня преступники пытаются провезти на территорию страны товары, которые легально ввезти просто невозможно — просроченные или инфицированные продукты питания, контрафактную продукцию, оружие, наркотики. Это уже не хищение денег у государства, а прямая угроза здоровью и жизни простых людей, предотвратить которую может таможенная служба.

«Горячие линии»

Дата: 28 марта, четверг
Время проведения: с 10:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42