Юридическая практика

Отсутствие доказательств получения услуг исключает возможность формирования налогового кредита

Суть дела
При проведении проверки ГНИ установлено занижение суммы НДС ООО «К» в связи с наличием факта безосновательного формирования им налогового кредита.
ООО «К» не согласно с позицией ГНИ, поскольку считает, что выводы, изложенные в акте проверки, являются неправомерными и не соответствующими требованиям действующего законодательства.


Решение суда

Окружной административный суд, отказывая в иске по делу № 826/2373/13-а, установил следующее.

В период с 11.01.2013 г. по 17.01.2013 г. ГНИ было проведена внеплановая выездная проверка ООО «К» в части соблюдения требований налогового законодательства в отношениях с ООО «А» за период с 01.04.2012 г. по 30.06.2012 г., по результатам которой составлен акт проверки от 24.01.2013 г.

Ответчик пришел к выводу о нарушении истцом п. 138.2 ст. 138, пп. 139.1.9 п. 139.1 ст. 139 Налогового кодекса, вследствие чего ответчиком принято налоговое уведомление-решение, которым истцу увеличена сумма налогового обязательства по налогу на прибыль на 74 943,00 грн. (по основному платежу - 59 952,00 грн., по штрафным (финансовым) санкциям — 14 988,00 грн.).

Кроме того, ответчик пришел к выводу о нарушении истцом пунктов 198.2, 198.3,  198.6 ст. 198, п. 201.4 ст. 201 Налогового кодекса, вследствие чего ответчиком принято еще одно налоговое уведомление-решение, согласно которому истцу была увеличена сумма налогового обязательства по НДС на 71 371,00 грн. (по основному платежу — 57 097,00 грн., по штрафным (финансовым) санкциям — 14 274,00 грн.).

ООО «К» не согласилось с выводами акта проверки и принятыми на его основании налоговыми уведомлениями-решениями.

 Как усматривается из материалов дела и установлено судом, основным видом деятельности истца является другая вспомогательная деятельность в сфере транспорта. В проверяемом периоде ООО «К» было зарегистрировано плательщиком налога на прибыль, НДС, коммунального налога, НДФЛ.

Судом установлено, что между истцом и ООО «А» был заключен договор на предоставление услуг по подготовке документации для таможенно-брокерской деятельности от 01.04.2012 г. Предметом этого договора было предоставление контрагентом истца (который действовал от имени и за счет истца) услуг по подготовке документации для проведения таможенно-брокерского оформления груза в таможенных органах Украины и оформлению разрешительной документации, а также обязательство истца принять и оплатить надлежащим образом предоставленные контрагентом истца услуги.

Истцом в подтверждение того, что им получены указанные услуги от ООО «А», были предоставлены суду копии актов сдачи-приемки работ (предоставления услуг) и копии налоговых накладных.

 Кроме того, истцом предоставлены платежные поручения от 29.05.2012 г. на сумму 100 456,40 грн., в том числе НДС — 16 742,73 грн., от 14.06.2012 г. на сумму 142 126,26 грн., в том числе НДС — 23 687,71 грн., от 02.07.2012 г. на сумму 100 000,00 грн., в том числе НДС — 16 666,67 грн., и копии выписок по счету.

На основании налоговых накладных в период с 01.04.2012 г. по 30.06.2012 г. истцом задекларированы расходы, учитываемые при определении объекта налогообложения, в сумме 285 486,00 грн.

 Кроме того, суммы НДС по таким налоговым накладным за период с 01.04.2012 г. по 30.06.2012 г. были включены истцом в состав налогового кредита в сумме 57 097,00 грн.

Согласно выводам актов, составленных ГНИ, хозяйственные операции между ООО «А» и контрагентами-поставщиками и покупателями не подтвердились исходя из учета реального времени осуществления операций, местонахождения имущества, наличия трудовых ресурсов, производственно-складских помещений, технического персонала, основных фондов, производственных активов, складских помещений, средств для транспортировки и другого имущества, экономически необходимых для осуществления хозяйственных операций в указанных объемах, что свидетельствует об отсутствии необходимых условий для реального наступления результатов соответствующей хозяйственной деятельности. Финансово-хозяйственные отношения между ООО «А» и контрагентами были фиктивными и совершавшимися без намерения создания правовых последствий, которые обусловливались этими сделками.

Судом не получены никакие доказательства предоставления ООО «А» услуг истцу по подготовке документации для проведения таможенно-брокерского оформления груза в таможенных органах Украины и по оформлению разрешительной документации на основании договора на предоставление услуг по подготовке документации для таможенно-брокерской деятельности от 01.04.2012 г. и использованию истцом полученных услуг в собственной хозяйственной деятельности.

 В предоставленных истцом копиях актов сдачи-приемки работ (предоставления услуг), налоговых накладных и платежных поручениях в наименовании услуги указано «обработка и подготовка ГТД». Вид работ, который ООО «А» должно было предоставить истцу согласно договору на предоставление услуг по подготовке документации для таможенно-брокерской деятельности от 01.04.2012 г.,это подготовка к оформлению грузовых таможенных деклараций. Однако доказательства существования соответствующих ГТД суду не предоставлены.

 Кроме того, суд обращает внимание, что основным видом деятельности контрагента истца является деятельность посредников в торговле сельскохозяйственным сырьем, живыми животными, текстильным сырьем и полуфабрикатами. При этом договором на предоставление услуг по подготовке документации для таможенно-брокерской деятельности не предусмотрен данный вид деятельности контрагента истца.

Следовательно, суд сделал вывод о подтверждении выводов акта проверки о том, что фактически услуги по подготовке документации для проведения таможенно-брокерского оформления груза в таможенных органах Украины и оформления разрешительной документации истцу не предоставлялись и не использовались в хозяйственной деятельности истца.

Пунктом 198.3 ст. 198 Налогового кодекса предусмотрено, что налоговый кредит отчетного периода определяется исходя из договорной стоимости товаров (услуг), но не выше уровня обычных цен, определенных в соответствии со ст. 39 этого Кодекса, и состоит из сумм налогов, начисленных (уплаченных) плательщиком налога по ставке, установленной п. 193.1 ст. 193 этого Кодекса, в течение такого отчетного периода в связи с:

приобретением или изготовлением товаров (в том числе при их импорте) и услуг с целью их дальнейшего использования в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности плательщика налога;

приобретением (строительством, сооружением) основных фондов (основных средств, в том числе других необоротных материальных активов и незавершенных капитальных инвестиций в необоротные капитальные активы), в том числе при их импорте, с целью дальнейшего использования в производстве и/или поставке товаров (услуг) для налогооблагаемых операций в рамках хозяйственной деятельности плательщика налога.

В соответствии с нормами пп. 14.1.36 п. 14.1 ст. 14 Налогового кодекса хозяйственная деятельность — деятельность лица, которая связана с производством (изготовлением) и/или реализацией товаров, выполнением работ, предоставлением услуг, направлена на получение дохода и осуществляется таким лицом самостоятельно и/или через свои обособленные подразделения, а также через любое другое лицо, действующее в пользу первого лица, в частности по договорам комиссии, поручения и агентским договорам.

Отсутствие доказательств предоставления услуг по подготовке документации для проведения таможенно-брокерского оформления груза в таможенных органах Украины и оформления разрешительной документации и использования истцом в собственной хозяйственной деятельности предоставленных услуг, по мнению суда, исключает возможность причинно-следственной связи расходов с хозяйственной деятельностью истца, в частности любое использование приобретенного на основании договора в хозяйственной деятельности.

В процессе рассмотрения дела судом не установлены обстоятельства существования доказательств, которыми подтверждается связь осуществленных истцом расходов с хозяйственной деятельностью истца, что является законодательно установленной предпосылкой отнесения сумм к налоговому кредиту истца.

Учитывая изложенное, суд обращает внимание на нормы письма № 1936/11/13-11, из содержания которого следует, что в целях принятия надлежащих мер для установления обстоятельств реальности осуществления спорной хозяйственной операции суды должны истребовать у налогоплательщика те доказательства, которые не предоставлены участниками дела, но которые, по мнению суда, могут подтвердить или опровергнуть доказательства налогового органа относительно наличия нарушений со стороны налогоплательщика. Соответствующие действия могут быть совершены судом на основании п. 1 части второй ст. 110 и ст. 114 Кодекса административного судопроизводства.

В случае непоступления истребованных дополнительных доказательств в срок, установленный судом, спор может быть разрешен на основании имеющихся в деле доказательств. Если истец без уважительных причин уклоняется от предоставления доказательств по требованию суда, а имеющихся в деле материалов недостаточно для опровержения подтвержденных надлежащими доказательствами выводов контролирующего органа, положенных в основу принятого им спорного решения, в иске налогоплательщику может быть отказано.

При этом само по собе наличие или отсутствие отдельных документов, а равно ошибки в их оформлении не являются основанием для выводов об отсутствии хозяйственной операции, если по другим данным усматривается, что фактическое движение активов или изменения в собственном капитале либо обязательствах налогоплательщика в связи с его хозяйственной деятельностью имели место. Вместе с тем наличие формально составленных, но недостоверных первичных документов, соответствие которых фактическим обстоятельствам опровергнуто надлежащими доказательствами, не является безусловным подтверждением реальности хозяйственной операции.

Вышеуказанные действия были совершены судом и согласно постановлению Окружного административного суда г. Киева от 28.02.2013 г. об окончании подготовительного производства по данному делу и назначении его к судебному разбирательству. У налогоплательщика были истребованы те докаательства, которые не предоставлены участниками дела, но которые, по мнению суда, могут опровергнуть доказательства налогового органа относительно наличия нарушений со стороны налогоплательщика.

Судебное заседание в связи с непредоставлением истцом истребованных доказательств неоднократно переносилось для того, чтобы истец имел возможность предоставить истребованную первичную документацию. Однако доказательства так и не были предоставлены, поэтому суд решал данное дело на основании имеющихся в нем доказательств.

Отдельное внимание необходимо обратить еще на одну норму письма № 1936/11/13-11.

Судам апелляционной инстанции при решении вопроса о принятии доказательств, не исследовавшихся судом первой инстанции, следует учитывать нормы части второй ст. 195 Кодекса административного судопроизводства, согласно которой суд апелляционной инстанции может исследовать доказательства, не исследовавшиеся в суде первой инстанции, по собственной инициативе или по ходатайству лиц, которые принимают участие в деле, если признает обоснованным непредоставление их в суд первой инстанции или необоснованным отклонение их судом первой инстанции.

Следовательно, при исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые не исследовались в суде первой инстанции, апелляционный суд должен отметить в своем решении уважительные причины, по которым такие доказательства не могли быть предоставлены в суд первой инстанции. Указанное касается также и доказательств, истребованных судом первой инстанции, но не предоставленных истцом или ответчиком.

 Согласно части первой ст. 71 Кодекса административного судопроизводства каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которых основываются ее требования и возражения, кроме случаев, установленных ст. 72 этого Кодекса.

В соответствии с частью второй ст. 71 этого Кодекса в административных делах о противоправности решений, действий или бездеятельности субъекта властных полномочий обязанность доказывания правомерности своего решения, действия или бездеятельности возлагается на ответчика, если он возражает против административного иска.

Учитывая вышеизложенное в совокупности, суд пришел к выводу, что исковые требования ООО «К» не подлежат удовлетворению.

«Горячие линии»

Дата: 5 сентября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42