Интервью

В вопросах трансфертного ценообразования в Германии прислушиваются к промышленникам

По инициативе Deutsche Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit (GIZ){h}Для справки
GIZ является немецким федеральным учреждением, оказывающим поддержку правительству Германии в достижении определенных им целей
в сфере международного сотрудничества для постоянного развития.
Большую часть деятельности GIZ осуществляет по заказу Федерального министерства экономического сотрудничества и развития Германии. Однако оно также ведет деятельность по поручению других немецких министерств, государственных учреждений и частных организаций в Германии и за рубежом. К ним относятся правительства других стран, Европейская комиссия, Организация Объединенных Наций и Всемирный банк. Кроме того, GIZ помогает и своим клиентам в частном секторе в достижении их целей.
В настоящее время GIZ осуществляет деятельность в 15 регионах Украины, имея в своем составе около 90 национальных и международных экспертов.
{/h} GmbH (Немецкого общества международного сотрудничества) в Министерстве доходов и сборов Украины состоялся трехдневный семинар-обучение на тему трансфертного ценообразования. Мероприятие проводилось в рамках проекта «Поддержка реформы управления государственными финансами». Лекторами на семинаре были эксперты Федерального центрального налогового ведомства Германии  Томас ХОРН и Дитмар ЭЛЬБЕРТ. Понимая, насколько актуальна тема трансфертного ценообразования, мы не могли не воспользоваться этим шансом и обратились к нашим коллегам с просьбой поделиться опытом и практикой использования механизма трансфертного ценообразования в этой стране.


В. — Господин Томас, по Вашему мнению, в чем причина такого  большого внимания европейских  и не только государств к вопросу трансфертного ценообразования?

Т. Х. — Прежде всего это обусловлено вопросом мировой глобализации. Многие компании не только ведут бизнес в своей стране, но давно и активно занимаются международным бизнесом. Налоговые ведомства, финансовые администрации стран должны следить за этими процессами и идти, как говорят, в ногу со временем. И мы видим, что многие мультифункциональные корпорации в вопросах налогообложения, налоговых отчислений давно уже мыслят не национальными, а интернациональными масштабами.

Общий подход здесь следующий: где мультинациональная компания ведет свой бизнес, там она получает прибыль и там, соответственно, должны уплачиваться налоги, разумеется, с учетом местного законодательства. В действительности есть несколько иная трактовка этого утверждения в разных странах, но в целом все придерживаются такой позиции.

В.Как Германия пришла к выводу  о необходимости введения механизма контроля за трансфертными ценами? Долгим ли был этот путь? Возможно, в Украине  это происходит иначе?

Т. Х. — Мы уже успели немного ознакомиться с вашим опытом. В Украине только начинают выстраиваться четкие механизмы. У нас этот процесс начался в 70-х годах, точнее, в 1972 году, когда были приняты первые законы о регулировании трансфертного ценообразования (далее — ТЦ. — Ред.). Сейчас законодатели и мы осуществляем поэтапные шаги, чтобы постоянно совершенствовать процесс ТЦ и в рамках мировой глобализации идти в ногу со временем, принимая актуальные законы.

В Германии постоянно происходят какие-то изменения, дополнения, уточнения, регламентирующие отдельные нормы ТЦ. В частности, существенные коррективы вносились в 1983, 1999, 2001, 2005, 2010 годах. Все дополнения в виде административных принципов являются неотъемлемой частью законодательства и обязательны к выполнению.

В.Если учитывать правила трансфертного ценообразования, применяемые в Германии, какие преимущества или, возможно, недостатки по сравнению с нашими Вы можете выделить?

Т. Х. — Наши финансовая администрация и финансовая система прислушиваются к мнению промышленников. То, что хорошо для развития нашей промышленности, будет хорошо для всей экономики в целом. Такой опыт и мнения мы и стараемся реализовать в нашем законодательстве.

Налоговое консультирование крупного бизнеса, крупных мультифункциональных предприятий приобрело в современном мире новое значение. Есть определенные требования времени. Мультифункциональные компании работают во всем мире, структура финансов довольно сложная, поэтому налоговые ведомства, администрации разных стран, в том числе немецкие, тесно сотрудничают с налоговыми ведомствами других стран путем запросов, взаимных консультаций и т. п., чтобы найти возможности решения. Если финансовая корпорация в одной стране каким-то образом занижает прибыль, то там недополучают налоги. Соответственно в другой завышают — и там получают больше. То есть мы отрабатываем определенный механизм сохранения баланса интересов между странами. Необходимо  найти такой баланс, чтобы объемы уплаты налогов были оптимальными для бюджета и одной, и другой страны.

Перед Украиной сейчас стоит задача:  за довольно короткий отрезок времени догнать другие страны и пройти тот путь, который Западная Европа или Америка проходили за десятилетия. Возрастающее влияние глобальной экономики требует от страны, даже создает определенное давление, чтобы украинское законодательство и налоговая система приближались к международным нормам.

В.Хотелось бы узнать подробнее о практике администрирования в Германии. Как у вас организован контроль за использованием трансфертных цен и сколько времени занимает проведение такой проверки? Кто осуществляет проверки правильности применения трансфертных цен? Каковы правила представления отчетности? Какая ответственность предусмотрена за ее непредставление?

Т. Х. — Сам механизм ТЦ должен отражаться в определенной документации, которая готовится предприятиями. И такая документация должна представляться в налоговое ведомство с самого начала налоговой проверки в компании. В Германии предприятия находятся под постоянным контролем в этом вопросе.

Процесс проверки достаточно продолжителен, ведь могут контролироваться операции за последние несколько лет.

В.То есть отчетности о трансфертных ценах у вас нет?

Т. Х. — Нет. Документация по ТЦ представляется плательщиком по нашему требованию. Если же она не соответствует нашим представлением или недостаточна для нас, мы просим представить дополнительные разъяснения и документы. Если же документация была представлена не в установленные сроки, тогда налагаются штрафы — они могут составлять от 100 евро в день.

В.А каков максимальный размер штрафа?

Т. Х. — Максимальная сумма штрафа может составлять 1 млн. евро. Но в нашей практике еще не было ни одного случая, чтобы компания вынуждена была уплатить 1 млн. евро штрафа. В основном вопрос решается на уровне наших «угроз» о проверке предприятия другими аудиторами и соответственно о необходимости уплатить немалый штраф.

В.И еще несколько слов о методах определения трансфертных цен. Есть ли какие-то методы, более распространенные на практике?

Т. Х. — Как правило, мы используем те основные методы, которые рекомендует Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и которые содержатся в ее основных положениях, и это правильно, потому что случаев в бизнес-практике много. Налогоплательщик избирает для себя определенный метод, а мы уже проверяем, правильный ли он был для конкретного случая.

Всего есть пять методов. Раньше официально прописанными были четыре. Правда, метод распределения прибыли мы использовали и раньше вместе с четырьмя другими методами, но сначала мы должны были пользоваться этими четырьмя основными методами. В случае если ни один из них не подходит, только тогда использовать метод распределения прибыли. Только недавно этот метод начал использоваться наравне с другими.

В.Вопрос к господину Дитмару. Вы с господином Томасом представляете федеральный и региональный уровни своего ведомства. Отличается ли механизм контороля за трансфертными ценами на этих уровнях? Наши плательщики жалуются, что отечественные правила трансфертного ценообразования для них слишком сложные...

Д. Э. — Сама структура проверки на федеральном или региональном уровне сложилась исторически. Мы работаем в рамках одной федеральной земли, следовательно, работаем в команде. Приходим на предприятие и там решаем, кто какую сферу деятельности данной компании будет проверять. Но отчет будет единым. Отдельной проверки относительно ТЦ нет — оно проверяется в рамках общей налоговой проверки. Аудитор, специализирующийся на этих вопросах, проверяет направление ТЦ в компании.

Что касается жалоб украинских налогоплательщиков, то это уже такая международная признанная практика, когда плательщики жалуются на налоговые системы своих стран, считая их одними из худших в мире.

В.В Украине есть порог операций, которые считаются контролируемыми,50 млн. грн. в течение одного года с одним контрагентом. Есть ли в Германии какой-то подобный порог? Проверяются ли у вас малые и средние предприятия относительно трансфертного ценообразования или этот механизм касается только крупных предприятий?

Д. Э. — Что касается малых и средних предприятий, то если сумма по заключенным ими соглашениям будет составлять меньше 500 тыс. евро, им не придется готовить какую-то особую документацию, как это делают крупные компании. Но если на предприятие приходит проверяющий, то по своему желанию он может задавать уточняющие вопросы по соглашению, и на предприятии к этому должны быть готовы.

Какого-то четкого критерия нет. В каждом конкретном случае аудитор сам решает, нужно ли проверять трансфертные цены.

В.Как Вы оцениваете перспективы сотрудничества Министерства доходов и сборов Украины с налоговым ведомством Германии в рамках вопросов трансфертного ценообразования в будущем?

Д. Э. — В Европейском Союзе законодательство относительно ТЦ постоянно обновляется. Мы находимся в этой теме, стараемся изучать действие законодательства в рамках ЕС. Как сотрудничество будет осуществляться за пределами ЕС, — покажет время. Конечно, обмен информацией происходит и сейчас. Но думаем, что сотрудничество с Украиной будет усиливаться, особенно в рамках международных договоров и соглашений об избежании двойного налогообложения.


Беседовал
Петр  КРИЧУН,
главный редактор «Вестника»

«Горячие линии»

Дата: 5 сентября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42