Интервью

Оксана ПРОДАН: «Для многих предприятий налоговый компромисс — этот вопрос жизни»

В условиях финансовой нестабильности в Украине как никогда становится очевидной необходимость преобразований в налоговой политике. О том, какими должны быть шаги власти, чтобы и бюджет наполнялся надлежащим образом, и бизнес развивался, «Вестник» спросил у первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики Оксаны ПРОДАН.


В. — Оксана Петровна, известно, что Вы возглавляете общественную организацию «Всеукраинское объединение предпринимателей малого и среднего бизнеса «Фортеця». Какие актуальные вопросы сегодня стоят перед бизнесом?

О. П. — Сегодня бизнес, как и вся страна, работает на мир, это самое главное. Дальше — нужно уменьшать коррупционное давление как в сфере налогообложения, так и в регуляторном поле. И обязательно должны начать работать суды, работать по закону.

В.Как Вы оцениваете Налоговый кодекс, по которому мы живем четвертый год? Чего там не хватает для полноценной деятельности бизнеса в Украине? Либо, возможно, что ей мешает?

О. П. — Я была организатором акций протеста против Налогового кодекса Украины и за сохранение упрощенной системы налогообложения. «Упрощенку» мы отстояли, но сам Кодекс дорабатывается уже четвертый год за счет налогоплательщиков, на которых с 2010 года проводятся эксперименты. Практически все разделы имеют коррупционную составляющую, дают люфт для действий работников налоговых органов.

В.Верховная Рада Украины приняла в первом чтении законопроект о так называемом налоговом компромиссе. О документе отзываются по-разному. Среди прочего говорят, что этот закон не будет способствовать честной конкуренции между легальным бизнесом и теми, кто хочет легализоваться с помощью налогового компромисса. Хотелось бы услышать Ваше мнение по этому поводу...

О. П. — Я считаю, что такой закон нужен. В Комитете мы старались максимально изъять коррупционные возможности, снизили ставку до 10%, перенесли действие по операциям, осуществлявшимся до 01.04.2014 г. Сегодня без этого механизма большая часть бизнеса под угрозой ликвидации, поэтому законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно особенностей уточнения налоговых обязательств по налогу на прибыль предприятий и налогу на добавленную стоимость в случае применения налогового компромисса» (регистрационный № 4930) нужно принять на этой сессии.

В.Когда это законодательное изменение только анонсировали, речь шла о налоговой амнистии. Сейчас мы говорим о налоговом компромиссе. Есть какое-то принципиальное различие между обоими терминами?

О. П. — Есть большое различие между амнистией в общем понимании, той, которая происходила в других странах, и той, которую сегодня предлагает государство. Зная, что субъектов хозяйствования часто заставляли проходить через схемы, государство демонстрирует заинтересованность в решении проблемы, созданной опять-таки государством в предыдущие годы. Другого механизма пока нет, потому что другой механизм — это проверки. А проверки — это либо коррупция, чтобы платежи не доначисляли, либо доначисление сумм, в том числе в объемах, которые бизнесу не всегда по силам уплатить.

В.Справедливо ли требовать доплаты налогов от бизнеса, который, по большому счету, не имел выбораобходить схемы или нет?

О. П. — В редакции законопроекта № 4930, подготовленной ко второму чтению в парламенте, ставка, предлагаемая к уплате, — 10% доначисленных обязательств. То есть если вы не уплатили 10 тыс. грн. НДС, то должны от этой суммы уплатить всего 10%. Справедливо это или нет? 10% суммы НДС — это приблизительно 2,5% суммы, которую бы вы уплатили по ставке НДС 20%. Мы знаем, что в свое время «площадки» работали по ставке от 10 до 15% — это уже как кому везло. Если сложить даже 15% и эти 2,5%, все равно — тот, кто работал по схемам, уплатит меньше.

Вопрос в другом: справедливо ли давать возможность применить механизм налогового компромисса тем, кто сознательно нарушал закон для того, чтобы работать, по сравнению с теми предприятиями, которые «умерли» до этого времени, потому что не хотели работать в обход законодательства?.. Поэтому я считаю, что в данной ситуации государство идет на шаг, который нужен бизнесу. Ведь налоговый компромисс придумал не министр финансов, не руководитель налогового органа, не депутаты. Это механизм, требуемый бизнесменами, которые приходили ко мне лично и говорили: либо мы закрываемся, либо что-то с этим делайте. И мы очень рады, что Кабинет Министров Украины предложил вариант того, что реально можно сделать для облегчения жизни бизнеса.

В.Законопроект, подготовленный ко второму чтению, существенно отличается от предыдущего варианта. Почему?

О. П. — Тот вариант, в котором законопроект «зашел» в парламент, нас не очень устраивал. Поэтому группа народных депутатов вместе с представителями бизнес-сообщества дорабатывали его с целью максимального уменьшения возможности коррупции. Как я думаю, там остался один открытый механизм для коррупции — норма о том, что не может быть повторной проверки периода, относительно которого применен механизм налогового компромисса. С другой стороны, доверия к государству у бизнеса еще нет, поэтому, кажется, этот пункт сейчас не может быть иным. Без него никакой налоговый компромисс невозможен.

В.В Украине не все законы, какими бы хорошими они ни были, работают. Остается ли риск ненадлежащей реализации закона о налоговом компромиссе?

О. П. — Если есть желание из центра (а оно есть, потому что именно налоговая вышла с инициативой налогового компромисса), то риски минимальны. Большая поддержка инициативы есть и в депутатском корпусе. Поэтому я абсолютно убеждена: если возникнут какие-то проблемные вопросы относительно реализации закона, то они будут решены. Тем более что на это отводится 70 дней с момента представления уточняющей декларации.

На самом деле в проекте нашли отражение многие нормы, на которых настаивал бизнес, в том числе связанные с обжалованием налоговых уведомлений-решений в судах. Если проблемы уже возникли, если с проверкой пришли раньше, чем принят закон, то даже тогда возникает возможность воспользоваться налоговым компромиссом. Это то, чего не было в начальной редакции законопроекта, то есть мы максимально удовлетворили бизнес в возможности его реализации.

В.Можно ли будет руководствоваться нормой ст. 100 Налогового кодекса о рассрочке и отсрочке налоговых обязательств в случае применения налогового компромисса?

О. П. — Достижение налогового компромисса заключается в том, что налогоплательщик уплачивает сумму, которую он отразил в дополнительной декларации, и компромисс считается достигнутым. Поэтому рассрочка обязательства не предусмотрена априори.

В.Как Вы оцениваете шансы отечественного бизнеса после достижения налогового компромисса начать жить по-новому?

О. П. — Принятие законопроекта № 4930 не означает жизнь по-новому. Для многих украинских предприятий это вопрос существования вообще. А дальше уже то, будут жить они по-новому или как-то иначе, зависит от них. Почему, собственно, и идет речь не об амнистии, а о компромиссе. Налоговая амнистия возможна в условиях (надеюсь, когда-то они в нашем государстве будут), когда ты знаешь, что прав, и этого не нужно доказывать, когда можешь быть уверен, что налоговая лишний раз не будет цепляться, когда наконец-то будет возобновлено доверие между плательщиками и государством. Такие условия разрабатываются как в Министерстве финансов и налоговой службе, так и в Министерстве экономики. Но это изменения на перспективу, а бизнесу нужно дать возможность жить и работать сейчас.

В.Как старая, так и новая власть декларируют намерения существенно укрепить позиции Украины в рейтинге Doing Business. Какие первоочередные шаги, по Вашему мнению, нужно сделать для достижения этой цели?

О. П. — Суды должны быть правосудными, а из законодательства нужно изъять коррупционные нормы или имеющие двойное трактование. Все остальное будет меняться только после возобновления настоящей работы судов и прозрачных норм законодательства.

В.Преодоление коррупцииключевое направление реформ в Украине. Как Вы думаете, возможно ли такое?

О. П. — Уверена, что возможно, если этого на самом деле будут хотеть парламент и Президент Украины. Примером кардинального изменения регуляторной системы является наш законопроект № 3256 «О ликвидации излишнего регулирования», который не готовы поддерживать функционеры от старой власти.

 В.Что конкретно предлагаете?

О. П. — Освобождение экономики от существующего коррупционного давления. Закон очень прост в понимании, но сложен в выполнении. Он предусматривает всего пять статей, пять шагов. Что мы предлагали? Через 365 дней после принятия документа 87 законов в части регулирования бизнеса утрачивают силу. А через полгода правительство вместе с экспертами, международными организациями, общественными объединениями обязано подготовить блок решений по разным направлениям, которые обеспечат действительно безопасность производства и потребления в Украине. Следующие полгода остаются для парламента — для того, чтобы принять в Украине исключительно те нормы, которые нужны для безопасности...

Недавно этот законопроект депутаты «провалили», но мы не прекратим борьбу за нормальные условия для экономики. Мы внесем новый законопроект, который будет предусматривать коренное изменение экономической системы в государстве.

В.С 1 июля 2014 года предусмотрено применение прогрессивной шкалы обложения налогом на доходы физических лиц пассивных доходов. Но эту норму переписали. Какой механизм налогообложения богатых людей целесообразно использовать, чтобы он был полезен для бюджета?

О. П. — Мы в Комитете отработали линейную ставку налогообложения пассивных доходов: 5% с дивидендов, 15 (17)% с процентов по депозитным вкладам, роялти и других. Закон «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые другие законодательные акты Украины относительно налогообложения доходов от капитала» (регистрационный № 4101а) уже принят Верховной Радой Украины.

В.Центр предлагает регионам децентрализацию. Вот Вы как человек, родившийся в Черновцах, скажите, в виде каких налогов и в каком объеме реально нужны денежные средства власти на местах для выполнения своих полномочий?

О. П. — Конечно, денег не бывает много, но налог на доходы физических лиц, с недвижимости и налог (аренда) с земельных участков, единый налог, а также сбор за осуществление предпринимательской деятельности должны оставаться в органах местного самоуправления.

В.В своей законотворческой деятельности Вы активно отстаиваете интересы тех, кто имеет собственное дело. Чем бы советовали заняться начинающим предпринимателям, которые либо потеряли работу из-за кризиса, либо хотят начать независимую трудовую жизнь?

О. П. — Здесь нельзя советовать, у каждого свои способности, свои возможности, свои средства. Что у одного получается прибыльным, у другого будет убыточным.

В.В одном из интервью Вы сказали, что в течение всего лета собираетесь работать. Поделитесь, пожалуйста, рабочими планами...

О. П. — Необходимо доработать проекты по Крыму, подготовить новый законопроект о защите предпринимателей Донбасса, провести мои проекты, касающиеся безопасности пищевых продуктов, переработки упаковки. Кроме того, в парламенте есть десять законопроектов, соавтором которых являюсь и я, поддержанных Реанимационным пакетом реформ. Беспрерывно поступают обращения от избирателей, нуждающихся в помощи. «Фортеця» постоянно работает над вопросами, регулируемыми правительством, а я направляю соответствующие обращения и запросы в правительственные органы. Поэтому работать будет с чем, главное — чтобы был мир в Украине.


Беседовала
Ольга ГЕРМАНОВА

«Горячие линии»

Дата: 2 августа, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00