Юридическая практика

Ответственность субъектов хозяйствования за нарушение сроков расчетов в сфере внешнеэкономической деятельности

Суть дела

По мнению субъекта хозяйствования, ответственность за нарушение сроков осуществления расчетов в сфере внешнеэкономической детельности (далее — ВЭД) к нему применена неправомерно, поскольку он не является ответственным лицом за соблюдение сроков, установленных ст. 1 Закона № 185.

Судебное решение

Верховный Суд Украины (далее — ВСУ), поддерживая позицию органа доходов и сборов при рассмотрении дела № 21-95а14 по иску ЧАО «С» (комиссионер) о признании противоправным и отмене решения, отмечает следующее.

Судами предыдущих инстанций при рассмотрении указанного дела установлено, что между  ГП «З» (комитент) и ЧАО «С» заключен договор комиссии, по которому комиссионер обязуется за вознаграждение осуществить от своего имени, за счет и в интересах комитента внешнеэкономические соглашения по продаже двух газотурбинных двигателей, поставляемых на дожимную компрессорную станцию газового месторождения «Найип», Туркменистан.

Для выполнения договора комиссии ЧАО «С» (подрядчик) заключило с государственным концерном «Т» (заказчик, далее — концерн) контракт, по которому подрядчик обязался выполнить строительство «под ключ» (проектирование, изготовление и поставка оборудования и материалов, строительно-монтажные и пуско-наладочные работы, ввод в эксплуатацию, обучение персонала и услуги по сервисному обслуживанию в течение первого года эксплуатации) дожимной компрессорной станции с установкой подготовки газа на месторождении «Найип» и азотно-кислородной станции с резервуаром для хранения газообразного азота.

В связи с несвоевременным осуществлением расчетов по внешнеэкономическому контракту ЧАО «С» обратилось к Минэкономики Украины относительно продления сроков осуществления расчетов по указанному внешнеэкономическому контракту.

По результатам рассмотрения письма ЧАО «С» Минэкономики Украины своим заключением продлило соответствующие сроки осуществления расчетов по внешнеэкономическому контракту.

В дальнейшем, осуществляя меры контроля за возвратом валютных ценностей из-за пределов Украины, органом доходов и сборов была проведена внеплановая проверка ЧАО «С», по результатам которой составлен акт и вынесено решение, которым к субъекту хозяйствования применена пеня за несвоевременное осуществление расчетов по внешнеэкономическому контракту.

Не соглашаясь с примененными мерами ответственности, ЧАО «С» обратилось с иском в суд, в котором просило их отменить и признать противоправными действия органа доходов и сборов.

Решением суда первой и апелляционной инстанций иск удовлетворен полностью.

Высший административный суд Украины (далее — ВАСУ) своим постановлением решение суда первой и апелляционной инстанций изменил, иск удовлетворил частично: отменил решение органа доходов и сборов в части применения к ЧАО «С» штрафных (финансовых) санкций в сумме 74 669 грн. 81 коп. и в части ссылки на часть вторую пп. 5.3.1 п. 5.3 ст. 5 Закона № 2181, а в удовлетворении исковых требований об отмене примененных органом доходов и сборов штрафных (финансовых) санкций в сумме 1 294 022 грн. 99 коп. отказал.

Не соглашаясь с таким решением ВАСУ, ЧАО «С» обратилось в ВСУ с соответствующим заявлением, в котором решение ВАСУ просило отменить, а решение суда первой и апелляционной инстанций оставить без изменений.

Для обоснования заявления предоставлена копия постановления ВАСУ от 10.01.2012 г. (дело № К/9991/19606/11, К/9991/21284/11), которая, по мнению ЧАО «С», подтверждает неодинаковое применение кассационным судом одних и тех же норм материального права в подобном правоотношении, а именно ст. 1 Закона № 185.

Проверив приведенные в заявлении доводы, коллегия судей Судебной палаты по административным делам ВСУ пришла к выводу, что заявление не подлежит удовлетворению на следующих основаниях.

В рассматриваемом деле кассационный суд пришел к выводу о правомерности применения органом доходов и сборов к ЧАО «С» штрафных (финансовых) санкций, начисленных за нарушение сроков расчетов в иностранной валюте по экспортной операции по поставке товара (газотурбинные двигатели) согласно ГТД, ссылаясь на то, что при выполнении внешнеэкономического контракта, заключенного во исполнение договора комиссии, ЧАО «С» как комиссионер является лицом, ответственным за соблюдение сроков, предусмотренных ст. 1 Закона № 185, а при несоблюдении этих сроков обязано нести ответственность, предусмотренную ст. 4 указанного Закона.

К такому выводу кассационный суд пришел исходя из того, что одним из определяющих признаков отношений сторон по договору комиссии является то, что комиссионер при выполнении поручения комитента заключает обусловленную договором комиссии сделку в интересах и за счет комитента и является стороной этой сделки, в которой выступает от своего имени. Соответственно, при заключении такой сделки именно комиссионер приобретает весь объем прав и обязанностей по такому договору, за исключением ограничений, установленных законом и договором комиссии. Следовательно, именно комиссионер является правомочной стороной во внешнеэкономическом контракте, заключенном для выполнения договора комиссии, относительно предъявления покупателю требования уплатить установленную контрактом стоимость поставленного товара в установленный контрактом срок, а в случае невыполнения этой обязанности нерезидентом обратиться с соответствующим иском в суд, который согласно части второй ст. 4 Закона № 185 является основанием для остановки начисления пени. Поэтому на комиссионера как на сторону внешнеэкономического контракта возлагается ответственность за соблюдение установленных законодательством таких ограничений при осуществлении ВЭД, как, например, ограничение срока расчетов в иностранной валюте при выполнении внешнеэкономического контракта. Кроме того, по делу отсутствуют обстоятельства, которые бы свидетельствовали о согласовании ЧАО «С» с комитентом сроков расчетов с нерезидентом при заключении внешнеэкономического контракта, осведомленность комитента относительно этих сроков. Выручка за экспортированное оборудование зачислялась нерезидентом на банковский счет ЧАО «С». При таких обстоятельствах комитент не имел ни юридических, ни фактических оснований для обеспечения соблюдения нерезидентом сроков расчетов, установленных контрактом и ст. 1 Закона № 185.

Вместе с тем в постановлении ВАСУ от 10.01.2012 г. (дело № К/9991/19606/11, К/9991/21284/11), предоставленном в подтверждение неодинакового применения одних и тех же норм материального права, кассационный суд в подобном правоотношении пришел к выводу о безосновательности применения органом доходов и сборов к обществу (комиссионеру) штрафных (финансовых) санкций, предусмотренных ст. 4 Закона № 185, ссылаясь на то, что общество фактически не является ни производителем, ни экспортером товара, валютную выручку как средство платежа не использовало, поскольку реализовывало товар по договору комиссии, поэтому не является ответственным лицом за соблюдение сроков, предусмотренных ст. 1 Закона № 185. Исходя из системного анализа положений этого Закона ответственным лицом за осуществление расчетов по экспортным операциям является экспортер соответствующего товара, на который этим Законом возложена обязанность получения выручки за экспортируемый товар в 180-дневной срок с момента осуществления такого экспорта.

Решая вопрос об устранении расхождений в применении судом кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, которые привели к принятию разных по смыслу судебных решений в подобных отношениях, коллегия судей Судебной палаты в административных делах ВСУ исходит из следующего.

В соответствии со ст. 1 Закона № 185 выручка резидентов в иностранной валюте подлежит зачислению на их валютные счета в уполномоченных банках в сроки выплаты задолженностей, указанные в контрактах, но не позднее 180 календарных дней с даты таможенного оформления (выписки вывозной ГТД) экспортируемой продукции, а при экспорте работ (услуг), прав интеллектуальной собственностис момента подписания акта или другого документа, удостоверяющего выполнение работ, предоставление услуг, экспорт прав интеллектуальной собственности. Превышение указанного срока требует заключения центрального органа исполнительной власти по вопросам экономической политики.

 Частью первой ст. 4 указанного Закона определено, что нарушение резидентами сроков, предусмотренных статьями 1 и 2 Закона № 185, влечет за собой взыскание пени за каждый день просрочки в размере 0,3% суммы неполученной выручки (стоимости недопоставленного товара) в иностранной валюте, перечисленной в денежную единицу Украины по валютному курсу Нацбанка Украины на день возникновения задолженности. Общий размер начисленной пени не может превышать сумму неполученной выручки (стоимости недопоставленного товара).

Анализ приведенных норм свидетельствует, что по операциям в сфере ВЭД выручка резидентов в иностранной валюте подлежит зачислению на их валютные счета в уполномоченных банках в сроки выплаты задолженностей, указанные в контрактах, но не позднее 180 календарных дней с даты таможенного оформления (выписки вывозной ГТД) экспортируемой продукции, а в случае нарушения указанных сроков резиденты обязаны нести ответственность, предусмотренную ст. 4 Закона № 185.

В соответствии со ст. 1011 Гражданского кодекса по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за плату совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента.

Частью четвертой ст. 1016 этого Кодекса установлено, что при нарушении третьим лицом договора, заключенного с ним комиссионером, комиссионер обязан немедленно уведомить об этом комитента, собрать и обеспечить необходимые доказательства. Комитент имеет право требовать от комиссионера отступления права требования к этому лицу.

Из материалов дела усматривается, что ЧАО «С» в соответствии с условиями договора комиссии, заключенного между ним и ГП «З», заключило с концерном внешнеэкономический контракт, по которому обязалось выполнить строительство «под ключ» дожимной компрессорной станции с установкой подготовки газа на месторождении «Найип» и азотно-кислородной станции с резервуаром для хранения газообразного азота.

Согласно п. 4.1 контракта концерн (заказчик) обязался уплатить определенную сумму денежных средств (стоимость выполненных ГП «З» работ и стоимость поставленного оборудования) путем перечисления денежных средств на расчетный счет ЧАО «С» (подрядчика). При этом пп. 4.1.1 этого пункта предусмотрено, что 95% суммы заказчик перечисляет отдельными платежами в размере 100% стоимости фактически выполненных работ (части работ) и (или) поставленной партии оборудования, указанной в актах приемки-передачи, на счет ЧАО «С» в течение 20 дней со дня предъявления в банк заказчика оригинала и копии счета (инвойса), выписанного подрядчиком, а также оригинала и копии акта приемки-передачи выполненных работ (части работ) и (или) акта приемки-передачи оборудования (партии оборудования).

В соответствии с подпунктами 5.1, 5.2 п. 5 контракта его общая стоимость, указанная в пп. 3.1 п. 3, включает оплату налогов, пошлины и сборов, подлежащих уплате на территории Туркменистана и за его пределами. Подрядчик несет ответственность за уплату всех налогов, пошлины и сборов, которые налагаются соответствующими органами других стран за пределами территории Туркменистана и на территории Туркменистана при выполнении или в связи с выполнением контракта (кроме уплаты НДС на территории Туркменистана).

В указанном внешнеэкономическом контракте ЧАО «С» выступало как комиссионер, который по поручению ГП «З» выполнил определенный объем работ и получил от концерна выручку в иностранной валюте на свой валютный счет в уполномоченном банке с нарушением сроков расчетов, предусмотренных контрактом и ст. 1 Закона № 185. По делу отсутствуют доказательства в подтверждение того, что ЧАО «С» уведомило ГП «З» о нарушении нерезидентом сроков выплаты задолженности. В связи с указанным, органом доходов и сборов вынесено решение о начислении ЧАО «З» пени за нарушение сроков расчетов в иностранной валюте по операциям в сфере ВЭД.

На основании системного анализа положений Гражданского кодекса и Закона № 185, условий договора комиссии и контракта коллегия судей Судебной палаты в административных делах ВСУ пришла к выводу, что за нарушение сроков, предусмотренных ст. 1 Закона № 185, комиссионеры, получающие по операциям в сфере ВЭД выручку в иностранной валюте на свой валютный счет в уполномоченном банке, несут ответственность, предусмотренную ст. 4 указанного Закона.

При таких обстоятельствах ВАСУ по рассматриваемому делу пришел к правильному выводу о правомерности применения органом доходов и сборов к ЧАО «С» штрафных (финансовых) санкций, начисленных за нарушение сроков расчетов в иностранной валюте по экспортной операции по поставке товара (газотурбинные двигатели), ссылаясь на то, что при выполнении внешнеэкономического контракта, заключенного для выполнения договора комиссии, ЧАО «С» как комиссионер и субъект внешнеэкономического соглашения одновременно за нарушение сроков, предусмотренных ст. 1 Закона № 185, несет ответственность, установленную ст. 4 этого Закона.

Учитывая указанное, ВСУ по результатам рассмотрения жалобы ЧАО «С» оставил ее без удовлетворения, а обжалованное судебное решение ВАСУ — без изменений.

«Горячие линии»

Дата: 1 ноября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42