Статьи

Екатерина МАРКЕВИЧ: «Сегодня в стране важно создать инвестиционный климат, а не просто провести мощную пиар-кампанию»

Во времена независимости Украины не было еще такой власти, которая бы не объявляла привлечение инвестиций и улучшение инвестиционного климата приоритетом своей деятельности. Когда экономика зависима от войны, нынешнему правительству даже при наличии политической воли намного сложнее, чем всем предыдущим, привлекать инвестиционные средства. Кроме того, дело невозможно сдвинуть с места без эффективных действий парламента. Практика показывает, что представленные нынешним Кабинетом Министров Украины законопроекты в Верховную Раду Украины предыдущего созыва были приняты только после внесения поправок от лоббистов или финансово-олигархических групп.  Изменится ли ситуация в парламенте нового созыва, узнаем уже в ближайшее время. Сегодня о перспективах притока капиталов в Украину и факторах, влияющих на решение инвесторов, в частности иностранных, делится мнением эксперт экономических программ Центра Разумкова Екатерина МАРКЕВИЧ.


В. — Уважаемая Екатерина, насколько критично снижение сегодня инвестиционной активности в Украине и какие стимулы, по Вашему мнению, могут побуждать инвестора вкладывать денежные средства в экономику, которую постоянно ослабляет война?

Е. М. — Неопровержимым является тот факт, что инвестор примет решение вкладывать денежные средства только тогда, когда условия для него будут самыми приемлемыми. В Украине в настоящее время созданы не самые лучшие условия для вхождения капитала. К тому же страна находится в состоянии войны. При этом никто из иностранных инвесторов не может определить, где именно прекратятся военные действия.

В течение периода независимости Украины проблеме иностранного инвестирования уделяли особое внимание, о нехватке иностранного капитала говорили все правительства, акцентируя на том, что они являются «фундаментом» реструктуризации экономики. Однако в настоящее время нет факторов, которые смогли бы улучшить инвестиционные позиции нашего государства. К тому же все блокируется макроэкономическим торможением, неуверенностью в устойчивости потребительского спроса, постоянными девальвационными ожиданиями, низкой производительностью и энергозатратностью, слабой диверсификацией национальной экономики.

Сегодня в стране важно создать инвестиционный климат, а не просто провести мощную пиар-кампанию. Главное, чтобы инвесторы были уверены в завтрашнем дне. Необходимо улучшить систему администрирования инвестиций и систему защиты их от возможной национализации. А Фонд госимущества Украины должен проводить честную приватизацию, предоставляя возможности новым инвесторам, а не олигархическим структурам, сформировавшимся за годы независимости Украины.

Факторами, которые могут положительно повлиять на решение иностранного инвестора, являются предоставление кредита МВФ, проведение ряда реформ и подписание в текущем году Соглашения об ассоциации с ЕС. Последнее служит возможным вариантом усиления «эффекта соседства» относительно поступления прямых иностранных инвестиций — активизацией инвестиционных вложений из стран — соседей ЕС.

В.Можно ли сегодня, когда Украина оказалась в сверхсложной ситуации, отыскать аналогии в ее экономическом «анамнезе» с другими государствами мира, чтобы воспользоваться их опытом привлечения инвестиций?

Е. М. — Действительно, использование зарубежного опыта является одним из наиболее оптимальных вариантов улучшения инвестиционного положения страны, ведь позволяет провести определенные аналогии и сделать выводы: насколько те или иные шаги по активизации инвестиционной деятельности в отдельных странах были положительными.

Наиболее целесообразным для Украины является использование опыта стран Вышеградской группы и Балканских стран, которые провели весомые экономические реформы в 90-х годах. Если принимать во внимание именно инвестиционный аспект, то страны этих группировок провели либерализацию условий хозяйствования (от открытия бизнеса, условий ведения и до его закрытия), полномасштабную приватизацию, предоставляя иностранным инвесторам свободный доступ к их рынкам, предлагая достаточно мягкую налоговую базу (предоставлялись налоговые каникулы на определенный период, а также льготы).

Приватизация может служить реальной возможностью улучшения макроэкономической ситуации в вопросе повышения уровня занятости, улучшения торгового баланса, увеличения доходной части бюджета и т. п. Однако в Украине, к сожалению, сложилось мнение, что приход инвестора влечет за собой «распродажу Украины». Это говорит лишь о том, что в стране не хватает конструктивной политики приватизации, которая учитывала бы геополитические факторы, европейский вектор развития страны и баланс национальных интересов государства и потенциальных инвесторов.

Стране нужна так называемая новая приватизация (greenfield privatization), цель которой — создание предприятия с нуля в стране-реципиенте. Желательно, чтобы такое предприятие было экспортоориентированное, что позволило бы создать конкурентную продукцию и «встроить» страну в мировое разделение труда.

В.Одинаково ли защищены сегодня отечественные и иностранные инвесторы и каких изменений в законодательной плоскости (в частности, по налогообложению) до сих пор не хватает, чтобы смягчить инвестиционный климат?

Е. М. — В соответствии с украинским законодательством в инвестиционной сфере, Законом Украины от 19.03.96 г. № 93/96-ВР «О режиме иностранного инвестирования» для иностранных инвесторов в Украине установлен национальный режим, то есть предоставлены равные условия деятельности с отечественными инвесторами, но отмечено, что может быть установлен специальный режим инвестиционной деятельности на территориях специальных экономических зон. Однако такие зоны ликвидированы. Действует также Закон Украины от 17.01.2000 г. № 1457-III «Об устранении дискриминации в налогообложении субъектов предпринимательской деятельности, созданных с использованием имущества и денежных средств отечественного происхождения», направленный на защиту конкуренции между субъектами предпринимательской деятельности, созданными без привлечения денежных средств или имущества иностранного происхождения, и субъектами предпринимательской деятельности, созданными при участии иностранного капитала, обеспечение государственной защиты отечественного производителя.

Что касается налогообложения предприятий с иностранными инвестициями, то, используя определенный зарубежный опыт, можно предложить следующие изменения: снижение налога на прибыль для предприятий, работающих в депрессивных регионах, и тех, где зарегистрированный уровень безработицы, составляет более 15%; снижение налога на прибыль для предприятий, которые 60% валютных поступлений получили от экспортной деятельности; снижение налога на прибыль для предприятий, работающих в наиболее стратегических для страны отраслях. Однако в последнем случае для обеспечения собственного спокойствия главное, чтобы Украина имела не менее 50% + 1 акция (с возможностью большего контроля и управления).

В целом можно предлагать множество льгот, главное, следует понимать, что не всегда они могут привести к весьма положительному результату. Так, опыт Китая показывает, что в 90-е  годы объемы прямых иностранных инвестиций были настолько крупными, что бюджетные потери от предоставления льгот иностранным инвесторам начали превышать их стимулирующий эффект. К тому же если страна будет предоставлять много льгот, то это будет свидетельствовать о ее слабости и может привести к потоку «неэффективных» инвестиций.

В.Какие отрасли больше всего интересуют инвесторов по сравнению с предыдущими периодами?

Е. М. — Если сравнивать отраслевую структуру текущего года, 2009  (кризисного года) и 2005 года (докризисного года), то тенденция вложения инвестиций каждый раз меняется. Однако имеет единый тренд: постепенно снижаются инвестиции в промышленность и увеличиваются в сектор услуг. Существенными являются инвестиции в финансовый и страховой рынки, только за 2013 год их доля относительно общего уровня вложенных инвестиций составила 26,4%. Это несмотря на то, что в прошлом году ряд банков с иностранным капиталом ушли из Украины. Бесспорно, в условиях, когда промышленное производство в стране становится невыгодным (длительность обращения капитала в условиях малой нормы прибыли, высокие риски и т. п.), прямые иностранные инвестиции преимущественно поступают в торговлю, строительство и сектор услуг. Чем это грозит национальной экономической безопасности? Реально это не создаст новую базу для развития страны, не принесет украинской экономике новые технологии, ноу-хау и не изменит структуру экспорта. Поэтому открытие новых супермаркетов, где собственником является иностранный инвестор (доля инвестиций в сектор оптовой и розничной торговли составляет 13% всех прямых иностранных инвестиций), будет стимулировать рост импорта, ведь они будут продавать в основном импортную продукцию. Таким образом, за этими инвестициями стоят не потенциальный рост экспорта и устойчивый приток валюты в Украину, а скорее приток импорта.

В.Какие категории иностранных инвесторов проявляют наибольший интерес к стратегическим отраслям, в частности энергетической?

Е. М. — Для Украины, оказавшейся в сверхсложном политическом и экономическом положении, когда недостаточными являются объемы собственных инвестиций, когда назрела угроза отечественной энергетической безопасности, стоит вопрос обеспечения надлежащего уровня национальной безопасности в целом и минимизация возможных рисков в энергетической безопасности в частности. Как показывает опыт многих стран мира, помочь в этом вопросе могут именно иностранные инвесторы. И наше государство в этом направлении уже имеет определенные наработки.

В целом в Украине в энергетическом секторе среди иностранных инвесторов представлены следующие: транснациональные корпорации, институционные инвесторы (в частности международные финансовые организации) и отдельные энергетические компании. Транснациональные корпорации являются самой распространенной категорией среди других инвесторов и долгосрочными инвесторами, которые могут поспособствовать усилению энергетической безопасности на экологически устойчивой основе. Среди таких корпораций, которые работают в Украине и намеревались работать, есть уже проверенные супермейджеры — ExxonМobil, Chevron, Shell, BP, Hunt Oil, Petrobras — прочность положения которых продолжительное время не вызывала никаких сомнений. Также в ноябре 2013 года Кабинет Министров Украины подписали с Еni и EDF (объемы прогнозируемых инвестиций — свыше 4 млрд. дол., срок реализации — 50 лет) соглашение о разработке Черноморского шельфа. Однако из-за аннексии Крыма эти проекты были заморожены.

Среди институционных инвесторов, «небезразличных» к энергетическому сектору Украины, можно выделить ЕБРР. Отметим, что по состоянию на 1 января 2014 года банк взял на себя обязательства по предоставлению 8,7 млрд. евро в 321 проект в Украине. Этот факт подтверждает заинтересованность международной организации в энергоэффективном развитии страны, что должно основываться на европейских принципах. Отметим, что в 2013 году поддержку банка получили: проект строительства СЭС в Винницкой области мощностью 5 МВт (5,4 млн. евро, компания Rengу Development), ветропарк «Новоазовський» (48,8 млн. евро, компания «Вітряні парки України»), проект строительства биотопливной электростанции мощностью 18 МВт в пгт Иванков Киевской области (15,5 млн. евро, компания EIG Engineering).

Среди энергетических компаний, представленных в электроэнергетике, есть представители российского капитала: группы VS Energy О. Бабакова и Е. Геллера (компания владеет ПАО «Київобленерго» и ЗАО «Ей-І-Ес Рівнеенерго», 50% ПАО «Закарпаттяобленерго», 64,3% ПАО «Одесаобленерго») и группа «Енергетичний стандарт» К. Григоришина.

В.Насколько дорогостоящим является многообещающий проект аренды плавучего завода по регазификации, сколько времени понадобится для его реализации?

Е. М. — Сначала необходимо определиться, что для Украины важнее — строить или арендовать завод по сжижению природного газа. Если мы говорим о долгосрочных перспективах, то целесообразно само строительство, если же речь идет о краткосрочных, то лучшим вариантом является аренда. По предварительным оценкам ООО «Нафтогазбудінформатика» еще в 2011 году для строительства СПГ-терминала в МТП «Південний» объемы необходимых инвестиций составляли 1045 — 1210 млн. дол. (курс — 8 грн. за 1 дол.). Что касается аренды, то ориентировочной является цена 50 — 60 млн. дол., к которой следует прибавить еще капитальные расходы, составляющие 50 млн. дол.

Поставки сжиженного природного газа могут предоставить Украине широкие возможности получения голубого топлива из многих регионов мира, используя механизм ценообразования, сформированный на европейских биржевых площадках. Это позволит  делать закупки по более гибким ценам по сравнению с ценой, заложенной в долгосрочном контракте между НАК «Нафтогаз України» и ОАО «Газпром». Однако следует принять во внимание, во-первых, то, что это цена на сжиженный газ и, во-вторых, это возможности для получения самого газа. Что касается цены, то она может существенно колебаться: все будет зависеть от спроса на мировом рынке и сезонности. Соответственно, ожидать, что сжиженный природный газ будет дешевым, не представляется возможным. Для примера можно привести 2011 — 2012 годы, когда цена для Японии за такой газ повысилась до 700 дол. за 1 тыс. м3. Из-за аварии на АЭС «Фукусима» существенно возрос спрос на сжиженный природный газ, и страны-поставщики этим воспользовались.

Второй вопрос — возможность его доставки. А из этого следует, что необходимо понести определенные расходы на транспортировку такого газа. Но сначала нужно решить, какой это будет газ и какими путями он будет поставляться. Если это будут страны Северной Африки (Алжир, Египет, Ливия) и Ближнего Востока (Катар, ОАЭ), то поставлять его можно только через протоки Босфор и Дарданеллы, расположенные в пределах Турции. Однако здесь могут возникнуть проблемы в техническом и правовом аспектах транспортировки (в последние годы показатель загруженности турецких проливов приблизился к максимально допустимому уровню — свыше 50 тыс. судов ежегодно общим дедвейтом около 230 тыс. т).

Другим вариантом может быть Азербайджан, который хоть и не владеет сейчас технологическими объектами для поставок сжиженного природного газа, но имеет значительные его запасы и преимущество в географическом расположении: доставка газа из этой страны по Черному морю не требует прохождения метановозами турецких проливов. Но для того чтобы доставить газ в Украину, необходимо реализовать проект Азербайджан — Грузия — Румыния Интерконнектор (АГРИ), в соответствии с которым природный газ, добытый в Азербайджане, транспортировался бы по трубопроводам на черноморское побережье Грузии (терминал Кулеви), где должен сжижаться и после этого транспортироваться в Румынию.

Соответственно, чтобы арендовать или строить завод по сжижению природного газа, следует решить вопрос его поставок и окупаемость всех расходов, связанных с этим.

Добавлю только, что в октябре текущего года появилась информация, что Украина до 2020 года планирует построить новый газопровод в Польшу мощностью 8 — 10 млрд. м3 газа в год. По предварительным оценкам, строительство нового газопровода из Украины в Польшу будет стоить 200 — 245 млн. дол. Следовательно, реализация такого проекта более перспективна и менее расходна по сравнению с поставками сжиженного природного газа (при реализации такого проекта вопрос его поставок вообще утратит актуальность). Но для реализации необходимо согласование технико-экономического обоснования, а также неизменная политическая воля Польши.


Беседовала Инна ГОЛОВКО

«Горячие линии»

Дата: 1 ноября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42