НДС

Неправомерное формирование налогового кредита по НДС

Судами при рассмотрении дел относительно правомерности принятия спорных налоговых уведомлений-решений об определении суммы денежного обязательства по НДС принимаются во внимание данные налогового учета плательщика налога, подтвержденные надлежащим образом оформленными первичными документами.

Суть правоотношения заключается в следующем.

Как установлено судом первой инстанции по делу № 805/14587/13-а, налоговым органом по результатам проведенной документальной внеплановой выездной проверки налогоплательщика по вопросам соблюдения налогового законодательства, правильности определения, полноты начисления и своевременности уплаты НДС относительно взаимоотношений с контрагентами за период с 01.10.2010 г. по 31.12.2011 г. установлены нарушения и составлен акт от 26.09.2013 г.

Согласно акту проверки плательщиком безосновательно отнесены к налоговому кредиту суммы НДС по налоговым накладным, полученным от контрагентов, чем нарушены:

  • подпункты 7.4.1, 7.4.4, 7.4.5 п. 7.4 и пп. 7.7.1 п. 7.7 ст. 7 Закона об НДС (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) — занижена сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет на общую сумму 8739 грн.;
  • п. 44.1 ст. 44, пункты 198.1 — 198.3 ст. 198, пункты 200.1, 200.2 ст. 200 Налогового кодекса — занижена сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет на общую сумму 41 092 грн.

На основании акта проверки ответчиком принято налоговое уведомление-решение от 04.10.2013 г., которым плательщику увеличена сумма налогового обязательства по НДС в размере 58 218,75 грн., из которой основной платеж — 49 831 грн., штрафная финансовая санкция — 8387,75 грн.

Что касается отнесения истцом к налоговому кредиту сумм НДС по налоговым накладным, полученным от контрагентов, коллегия судей отмечает следующее.

Как следует из материалов дела, приговором районного суда от 22.04.2013 г. по делу Лицо 1 признано виновным в совершении преступления, предусмотренного частью второй ст. 205 Уголовного кодекса, и назначено ему наказание в виде штрафа. Приговором установлено, что Лицо 1, будучи организатором и исполнителем фиктивного предпринимательства, после создания субъектов предпринимательской деятельности (юридических лиц, контрагентов) в целях прикрытия незаконной деятельности, действуя преднамеренно, из корыстных мотивов, имея полное распоряжение банковскими счетами, учредительными документами и непосредственный доступ к печатям указанных предприятий, в период с 18.06.2009 г. по 21.09.2012 г. систематически осуществляло незаконную деятельность, в частности получало от различных субъектов предпринимательской деятельности реального сектора экономики на расчетные счета фиктивных предприятий денежные средства в безналичной форме под видом оплаты за поставленные товары, выполненные работы и предоставленные услуги, фактически их не осуществляя, при этом в документации по ведению финансово-хозяйственной деятельности указывались цели расходов: «закупка товара», «оплата работ-услуг», «маркетинговые услуги», «на выдачу зарплаты» и т. п. В дальнейшем с банковских счетов, подконтрольных Лицу 1, перечислялись безналичные денежные средства на банковские счета предприятий реального сектора экономики (заказчикам), которые непосредственно пользовались услугами по конвертации денежных средств и завышением валовых расходов в целях незаконного занижения налогового обязательства. После таких действий Лицо 1 оставляло себе заранее обусловленную часть конвертируемых денежных средств от перечисленной с расчетных банковских счетов фиктивных предприятий суммы в качестве платы за совершенные противоправные действия.

Из протокола допроса Лица 1 от 10.10.2012 г. следует, что им были зарегистрированы субъекты предпринимательской деятельности ООО (контрагенты) в целях предоставления услуг в сфере теневой экономики, предоставления услуг по транзиту денежных средств и конвертации денежных средств из безналичной формы в наличную, то есть в целях прикрытия незаконной предпринимательской деятельности.

Согласно п. 44.1 ст. 44 Налогового кодекса для целей налогообложения налогоплательщики обязаны вести учет доходов, расходов и других показателей, связанных с определением объектов налогообложения и/или налоговых обязательств, на основании первичных документов, регистров бухгалтерского учета, финансовой отчетности, других документов, связанных с исчислением и уплатой налогов и сборов, ведение которых предусмотрено законодательством.

Налогоплательщикам запрещается формирование показателей налоговой отчетности, таможенных деклараций на основании данных, не подтвержденных вышеуказанными документами.

Статьей 1 Закона о бухучете определено, что первичный документ — это документ, содержащий сведения о хозяйственной операции и подтверждающий ее осуществление, а хозяйственной операцией является действие или событие, вызывающее изменения в структуре активов и обязательств, собственном капитале предприятия.

Следовательно, любые документы (в том числе договоры, накладные, счета и т. п.) имеют силу первичных документов только при фактическом осуществлении хозяйственной операции. Если же фактического осуществления хозяйственной операции не было, соответствующие документы не могут считаться первичными для целей ведения налогового учета даже при наличии всех формальных реквизитов таких документов, предусмотренных действующим законодательством.

Договор 1

Как усматривается из материалов дела, взаимоотношения между контрагентом (продавец) и налогоплательщиком (покупатель) осуществлялись в соответствии с договором от 10.10.2011 г., предметом которого была продажа товара, номенклатура и стоимость которого согласовывается сторонами в спецификации, прилагаемой к договору.

Однако спецификация к такому договору на подтверждение реальности хозяйственных операций истцом в ходе проверки, а также суду первой инстанции не предоставлена, а в имеющихся в материалах дела расходных накладных невозможно идентифицировать лицо, отпустившее товар.

Таким образом, в нарушение норм части второй ст. 9 Закона о бухучете в первичных документах (расходных накладных) отсутствуют сведения, позволяющие идентифицировать лицо, принимавшее участие в осуществлении хозяйственной операции.

 При таких обстоятельствах коллегия судей соглашается с выводом суда первой инстанции, что договор от 10.10.2011 г. и налоговые накладные, полученные налогоплательщиком от контрагента, не являются надлежащими первичными документами, что также подтверждается приговором районного суда.

Договор 2

Как усматривается из материалов дела, взаимоотношения между плательщиком (заказчик) и другим контрагентом (исполнитель) осуществлялись в соответствии с договором от 20.10.2010 г., предметом которого были: предоставление информационных (консультационных) услуг по вопросам разъяснения украинского законодательства и своевременного информирования об изменениях к нему в сфере ВЭД и другие вопросы, связанные с деятельностью в сфере ВЭД, а также содействие в подготовке документов для санитарно-эпидемиологического, ветеринарного, фитосанитарного, экологического контроля и других контролирующих органов.

Однако согласно акту проверки плательщик для подтверждения правомерности формирования налогового кредита по результатам финансово-хозяйственных взаимоотношений с контрагентом предоставил только налоговые и расходные накладные и акты предоставления услуг. Но актами предоставленных услуг невозможно подтвердить фактическое предоставление консультационных услуг в связи с непредоставлением к проверке нормативного документального подтверждения и обоснования вышеуказанного договора.

Кроме того, в соответствии со справкой у контрагента отсутствует вид деятельности согласно КВЭД, который бы разрешал ему предоставлять консультационные услуги, а наличие указанного в справке вида деятельности по КВЭД 74.87.0 «предоставление других коммерческих услуг» не предусматривает предоставления консультационных услуг, по которым налогоплательщиком сформирован налоговый кредит.

С учетом вышеизложенного коллегия судей соглашается с выводом суда первой инстанции о неправомерности формирования налогового кредита плательщиком по результатам финансово-хозяйственных отношений с указанным контрагентом.

Договор 3

 Как усматривается из материалов дела, взаимоотношения между контрагентом (исполнитель) и налогоплательщиком (заказчик) осуществлялись в соответствии с  договором от 01.04.2011 г., предметом которого было техническое обслуживание компьютерной и офисной техники, числящейся на балансе заказчика.

Однако из акта проверки следует, что истцом до проверки не был предоставлен акт предоставления услуг к налоговой накладной от 29.11.2011 г. на сумму 9360 грн., а в имеющихся актах предоставленных услуг невозможно идентифицировать, какая оргтехника обслуживалась, в каком количестве и какие ремонты проводились, поскольку на балансе предприятия числились компьютерные средства в количестве 6 шт. и оргтехника — 3 шт.

С учетом вышеизложенного коллегия судей соглашается с выводом суда первой инстанции о неправомерности формирования налогового кредита истцом по результатам финансово-хозяйственных отношений с контрагентом.

Таким образом, коллегия судей считает правильным вывод суда первой инстанции, что налоговый орган доказал правомерность начисления плательщику налога определенных обязательств, что является основанием для отказа в удовлетворении иска.

«Горячие линии»

Дата: 1 ноября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42