Интервью

Вячеслав КОНСТАНТИНОВСКИЙ: «Первое правило: люди должны быть уверены, что обещанное им будет выполнено»

Войну каждый день показывают в новостях, о ней пишут в соцсетях, но есть и те, кто списывает на войну все, что происходит вокруг. О том, какова на самом деле ситуация на восточном фронте и во властных кабинетах и как с этим «мириться», «Вестник» попросил рассказать народного депутата Украины, члена Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Вячеслава КОНСТАНТИНОВСКОГО.


В. — Вячеслав Леонидович, находясь непосредственно в зоне АТО, Вы на себе ощутили царящую там атмосферу. Что больше всего встревожило?

В. Л. — Меня уже ничего особенно не удивляет. Я был там много раз. А вообще разрушения, война в Украине — поначалу как-то в голове не укладывалось. Это было еще весной. Сейчас уже понятно, что происходит. Ничего хорошего, но уже как-то привычно.

В.Говорят, мы многого не знаем о том, что происходит на фронте. Это правда?

В. Л. — Да, все знать и невозможно. Зона АТО как орнамент: там разные люди, разные подразделения, где-то одна ситуация, где-то другая — нет единой картины. Но я считаю, что за время перемирия можно было сделать больше. Мало сделано для улучшения ситуации.

В.С августа 2014 г. граждане уплачивают военный сбор, но, как известно, солдатам на востоке разве что автоматы не приходится покупать. Как собираетесь изменить ситуацию, при которой тендеры выигрывают «нужные» фирмы, а наши воины имеют одноразовое обмундирование и едят некачественную тушенку?

В. Л. — Действительно, армия сегодня держится на волонтерах. Однозначно не исчезла коррупция. Плюс некомпетентность, неповоротливость чиновников — все вместе. Есть и объективные факторы: сложно быстро перестроить «махину», которая уничтожалась много лет. Но не сделано даже то, что можно было сделать. Это касается и ремонта техники, и качества экипировки, и вообще ее наличия. Комитет работает над решением вопроса, однако главная проблема заключается в том, что военный бюджет в том виде, в котором он составлен, не позволяет заранее понять, что именно и за какую цену будет приобретено.

Как депутат пишу соответствующие запросы, стараюсь расшифровать отдельные строки сметы, добраться до истины, встречался с руководителем государственного концерна «Укроборонпром». Когда с голоса принимаются нормы, которыми предусмотрено, условно говоря, миллиард туда, миллиард сюда, невозможно сразу оценить их эффективность. Поэтому работы много, но мнение о том, что один депутат или одна Верховная Рада может кардинально изменить состояние дел в армии, — иллюзия. Все-таки военная доктрина, кадровая политика в армии — прерогатива Президента. Решения должны приниматься на наивысшем уровне, Комитет только рекомендует парламенту проголосовать за тот или иной закон в сфере национальной безопасности и обороны.

В.Вообще как Вы оцениваете средства, заложенные в бюджете на оборону на текущий год?

В. Л. — Для меня их сумма ни о чем не говорит. Важно, как эти средства используют, кто будет ими распоряжаться. Сумма — только один из факторов КПД, которого хотим достичь. Если на эти деньги будут приобретены «хлопушки» — это одно, а если все необходимое — совсем другое.

В.Часто жалуются на сложность процедуры оформления статуса участника АТО...

В. Л. — Есть такое. По этому поводу недавно в Комитете состоялись слушания в присутствии представителей Минобороны Украины, журналистов. Речь шла, в частности, о том, что нет у людей мотивации к мобилизации без дальнейшего предоставления им права на оформление статуса участника АТО. Первое правило: люди должны быть уверены, что обещанное им будет выполнено. А получается так, что сначала нужно самим приобрести себе всю экипировку, потом — «воевать» с неисправной техникой с недостатками, которые можно было бы устранить, а после ротации, если военный останется жив-здоров или, не дай Бог, окажется ранен, его еще начнут гонять по кругу, заставлять проходить унизительные процедуры, отстаивая элементарное — статус участника АТО.

Кроме того, постоянно меняются правила. В качестве примера приведу случай с «киборгом» из 95-й бригады. Он отвоевал в Донецком аэропорту, был ранен, пришел в военкомат за перечнем необходимых документов. Собрал их, полтора месяца ожидал получения статуса участника АТО и в конце концов решил поинтересоваться, почему ничего не слышно. Оказывается, вдобавок к распоряжению, принятому еще два месяца назад, появилось какое-то разъяснение и всю документальную процедуру нужно проходить сначала, опять ждать, не получая льгот. Вместе с тем каким-то странным образом чиновники, прокуроры получают статус участника АТО на раз-два, реально даже не побывав на фронте. После этого о какой мотивации идти в армию можно говорить?

В.Говорят, что чиновники якобы получают статус участника АТО, чтобы не попасть под люстрацию...

В. Л. — Ну почему — это понятно. Вопрос — как? Дают же им статус и как-то быстро его оформляют. А у обычных граждан возникает недоверие к государству, потому что нет уверенности в получении льгот и определенных бонусов, которые декларируются. Они не могут получить самое элементарное, даже то, что им уже должны.

В.Какие шаги, по Вашему мнению, помогут упростить процедуру?

В. Л. — По каждому отдельному случаю составляю депутатские запросы. На днях я был в госпитале — разговаривал с ранеными бойцами, имеющими такие же проблемы, оставил свои координаты. Но этот вопрос глобальный. Один депутат не может охватить вниманием всех и всем помочь. Нужно либо комиссию создавать, либо открывать «горячую линию», и по результатам ее работы чиновники, которые затягивают процесс, не выполняют обязательств, взятых на себя государством, должны быть наказаны, уволены, заменены. Причем делать это надо публично. Возможно, тогда другие зашевелятся.

В.Осенью Вы сообщали журналистам, что вместе с братом потратили на нужды украинской армии около 8 млн.  грн. Продолжаете ли помогать и на какую сумму?

В. Л. — Я уже на самом деле перестал считать, но деньги достаточно солидные. Это постоянный процесс, потому что все время необходимо что-то довозить, докупать, помогать раненым в госпитале, беспокоиться об их семьях. Это нужно делать, потому что у волонтеров тоже ресурс заканчивается. И если государство не подключится активнее, будем иметь бездонную яму проблем.

В.Один из представленных Вами законопроектов, № 1487,об усилении социальных гарантий для ветеранов войны. Чем он был вызван? Как можете спрогнозировать дальнейшее прохождение документа в парламенте?

В. Л. — Желанием справедливости. На эту тему зарегистрировано много законопроектов, в том числе дублирующих друг друга. Ну, посмотрим. Если будет реализован ряд новых инициатив Президента по улучшению обстановки на передовой, возможно, мой закон и не понадобится. Тысяча гривен в день — звучит неплохо, только будут ли их получать военные?

В.Как член профильного комитета Верховной Рады Украины какие еще законодательные инициативы планируете выдвигать с целью укрепления национальной безопасности и обороноспособности?

В. Л. — Есть техническая составляющая, а есть идеологическая, которая также очень важна. У нас сейчас больше внимания уделяется добровольческим батальонам, меньше — армейским подразделениям, потому что они меньше общаются с журналистами, меньше жалуются. Планирую заняться подъемом престижа армии — основное бремя военных действий несет на себе именно она.

А кроме того, необходимы прозрачные тендеры, нужно разбираться с некоторыми назначениями. Комитет, к сожалению, заседает редко, что я считаю неправильным, ведь в такое время он должен работать чуть ли не каждый день, чтобы что-то изменить.

В.После возобновления призыва снова продолжаются дискуссии о  том, какой должна быть армиясрочной или контрактной. Хотелось бы услышать Ваше мнение по этому поводу...

В. Л. — Пока у нас особого выбора нет. Конечно, идеально — это контрактная армия, но в нынешней ситуации это нереально и по экономическим причинам, и для более резкого количественного прорыва на фронте. Поэтому такая комбинация — и контрактники, и призывники. Считаю, что основные знания и навыки по довоенной подготовке молодежь должна получать обязательно. Есть пример Израиля и других стран, находящихся в зоне постоянного напряжения, а нам в ней в ближайшее время тоже придется находиться. Поэтому призыв должен быть.

В.Действие военного сбора продолжили до «окончания реформирования Вооруженных Сил Украины», то есть на неопределенный срок. Люди, с одной стороны, говорят о том, что сбор якобы никогда не отменят, а с другойвыражают готовность его уплачивать, лишь бы и в дальнейшем в случае чего армия не оказалась голой-босой перед врагом. Поддерживаете ли взимание этого платежа на постоянной основе?

В. Л. — Если эти деньги будут тратиться прозрачно и эффективно, то поддерживаю. А если они будут просто добавляться к тем, которые исчезают где-то в воздухе, то не поддерживаю. Вопрос еще в том, насколько удастся преодолеть коррупцию. Конечно, в такое время никакие денежные средства не могут быть лишними, поэтому, по большому счету, военный сбор взимать необходимо.

В.А коррупцию реально победить в нашей стране, как думаете?

В. Л. — Коррупцию реально уменьшить, если реально захотеть ее уменьшить. Полностью ее победить сложно даже в странах с самым благоприятным климатом для ведения бизнеса, а нам до этого еще очень далеко. Все будет зависеть от прокуратуры и контролирующих органов. Если расследование злоупотреблений будет качественным, а виновных подвергнут наказанию, это будет шагом к победе над коррупцией.

В.Напоследок сугубо личный вопрос. Скажите, у вас с братом-близнецом возникали такие ситуации, когда приходилось друг друга выручать?

В. Л. — Конечно, даже друзья это делают, не говоря уже о братьях. Иногда друг за друга экзамены сдавали. И сейчас помогаем друг другу, ведь у жизни свои экзамены.


Беседовала
Ольга ГЕРМАНОВА

«Горячие линии»

Дата: 3 мая, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42