Интервью
Тема: Прочее

Обсуждение налоговой реформы

Проведение второго этапа налоговой реформы — однин из самых актуальных вопросов, на решение которого надеются бизнес и общественность.
О том, что ждет плательщиков в 2016 г., «Вестник» спросил у заместителя министра финансов Украины Елены МАКЕЕВОЙ, председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики Нины ЮЖАНИНОЙ, а также у председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам промышленной политики и предпринимательства Виктора ГАЛАСЮКА.


Елена МАКЕЕВА:
«Одной из задач налоговой реформы является уменьшение нагрузки на фонд оплаты труда»

В. — Елена Леонидовна, Вы предлагаете одинаковые ставки налогов как равные условия для всех. Справедливо ли будет применять такой подход, ведь размер некоторых ставок налогов повышается, например единой ставки НДС?

Е. М. — Философия налоговой реформы заключается в установлении линейной плоской ставки на уровне 20% для налога на прибыль, НДС, НДФЛ и ЕСВ.

Во-первых, это значительное упрощение администрирования налогов. В настоящее время в Украине только по этим четырем налогам существует свыше 90 разных ставок, используемых налоговыми органами. Это значительное осложнение администрирования, что стоит дополнительных временных и финансовых ресурсов на администрирование налогов. После введения одной ставки налога будут обеспечены более простые правила исчисления налогов, а следовательно, более легкое администрирование и меньшее пространство для субъективизма проверяющих органов.

Во-вторых, предусмотрено расширить базу налогообложения за счет отказа от существующих льгот и налоговых привилегий. И это справедливо, ведь сегодня абсолютно все отрасли нашей экономики находятся в сложном финансовом положении.

В-третьих, линейная модель — это установление равных и справедливых налоговых правил независимо от сектора экономики или от того, физическое ты лицо или предприниматель.

Что касается НДС, то в рамках налоговой реформы предусмотрено оставить действующие ставки налога 20% на все внутренние операции и 0% — на экспортные.

В. — Какую новую модель Министерство планирует ввести относительно налогообложения заработной платы? Чем она будет отличаться от нынешней?

Е. М. — В настоящее время налоговая нагрузка на фонд заработной платы составляет более 56%, что приводит к выплатам заработных плат «в конвертах» и значительной тенизации экономики Украины.

В рамках налоговой реформы Минфин предусматривает на первом этапе снизить вдвое ставки ЕСВ — с 41 до 20%, отказаться от ЕСВ на уровне 3,6%, который уплачивается работником, и установить единую ставку НДФЛ в размере 20%. На втором этапе через два года (с 2018 г.), — объединить ЕСВ и НДФЛ, обеспечив снижение совокупного налога на заработную плату до 20%.

Вместе с тем для защиты наиболее уязвимых слоев населения с низким уровнем доходов предлагается установить налоговую социальную льготу для всех плательщиков на уровне одной минимальной заработной платы (с 01.09.2015 г. — 1378 грн.).

Сегодня при действующей системе налогообложения для применения социальной льготы в размере 0,5 минимальной заработной платы существуют определенные ограничения. Ею пользуются 0,5 млн. граждан (более 3% плательщиков). При введении льготы в размере одной минимальной заработной платы без ограничений на применение количество пользователей увеличится до 2,7 млн. (свыше 19% граждан).

В. — Вы планируете изменения в упрощенной системе налогообложения и снижение порога годового оборота предпринимателей до 2 млн. грн. Откуда именно эта цифра? На кого будет рассчитана такая система? Будет ли отменена возможность находиться юридическим лицам на этой системе?

Е. М. — Статистика свидетельствует, что свыше 90% плательщиков единого налога — физических лиц имеют годовой доход не более 1 млн. грн. Предлагается оставить предельный размер годового дохода на уровне 2 млн. грн., таким образом, абсолютное большинство предпринимателей и в дальнейшем будут использовать упрощенную систему налогообложения без дополнительных ограничений по работе с юридическими лицами.

Также предусмотрено повысить порог обязательной регистрации плательщиком НДС с 1 до 2 млн. грн., что соответствует предложенному годовому обороту для регистрации лиц в качестве плательщиков единого налога.

Право юридических лиц работать на упрощенной системе налогообложения сохраняется только для сельскохозяйственных товаропроизводителей (действующая четвертая группа плательщиков единого налога в проекте налоговой реформы Минфина Украины — группа «С»).

В других группах («А» и «В») будут работать только физические лица — предприниматели. Остальные юридические лица (около 155 тыс.) обязаны будут перейти на общий режим обложения налогом на прибыль, но без уплаты авансовых платежей в течение первого года работы на общей системе.

В. — Объектом обложения транспортным налогом рассматриваются транспортные средства по оценочной стоимости свыше 1 млн. грн. Насколько возрастут поступления в госбюджет и где брать оценочную стоимость, ведь по информации Минэкономики Украины не на все модели транспортных средств определена рыночная стоимость?

Е. М. — Транспортный налог введен 01.01.2015 г. («работает» уже почти год). Однако система его администрирования несовершенна и за этот год получено очень много жалоб от граждан о его взимании. В первую очередь это касалось установленного критерия по объему двигателя (3 л), поскольку он не обеспечивает справедливость в налогообложении — значительное количество автомобилей класса «люкс» и «премиум» с объемом двигателя меньше 3 л не облагается налогом, хотя по стоимости являются роскошью. Вместе с тем владельцы недорогих авто с объемом двигателя свыше 3 л должны уплатить 25 тыс. грн. налога.

Поэтому предлагается обеспечить справедливый подход в налогообложении транспортных средств, установив критерий стоимости и возраста. Однако в связи с тем, что в Украине отсутствует единая база стоимости автомобилей, а обязать всех граждан провести независимую оценку невозможно, поскольку это дополнительные расходы граждан, предусмотрено облагать налогом исключительно новые легковые автомобили (до 5 лет), среднерыночная стоимость которых составляет более 1 млн. грн.

По подсчетам предложенные изменения позволят дополнительно привлечь в местные бюджеты около 3 млрд. грн. Но эта цифра — ориентировочная. Окончательно оценить влияние возможно после формирования перечня автомобилей стоимостью свыше 1 млн. грн.

Этот перечень ежегодно будет формироваться и обнародоваться Минэкономразвития Украины на основании методики, утвержденной постановлением Кабинета Министров Украины от 10.04.2013 г. № 403. Такая методика уже действует при обложении НДФЛ операций с транспортными средствами.

В. — Что касается налога на недвижимость, хотелось бы подробнее узнать, чего ожидать?

Е. М. — Проект реформы не предусматривает существенных изменений в налогообложении недвижимости в Украине.

Так, предлагается повысить максимальную ставку налогообложения недвижимости с 2 до 3% минимальной зарплаты за 1 м2.

Однако такая норма только предоставит право, а не обязанность, для установления соответствующего размера налога. По решению местных органов власти эта ставка может быть установлена даже на уровне 0%. Вместе с тем предусматривается сохранение действующей льготы на налогообложение жилой недвижимости в существующих пределах: 60 м2 (для квартир) и 120 м2 (для жилых домов).

Площадь значительного количества жилой недвижимости в Украине не превышает льготных 60/120 м2, поэтому их собственников норма относительно повышения ставки этого налога не коснется.

Кроме того, Минфином Украины предлагается сохранить право местных советов предоставлять льготы по налогу на недвижимое имущество для физических лиц в зависимости от их имущественного положения и уровня доходов.

Вместе с тем для повышения социальной справедливости в налогообложении имущества в Украине предлагается увеличить налогообложение элитной недвижимости. Собственники такой недвижимости должны уплачивать более высокие налоги, чем собственники небольших квартир. Поэтому собственники квартир площадью свыше 300 м2 и домов площадью свыше 500 м2 будут уплачивать налог в фиксированном размере — 25 000 грн. в год.

В. — Планируете ли дальнейшее сближение бухгалтерского и налогового учета, в частности устранение налоговых разниц при определении финансового результата?

Е. М. — Возникновение налоговых разниц — это объективный процесс, прослеживаемый во многих странах мира и вызванный существованием разных критериев определения доходов и расходов для расчета налогооблагаемой прибыли и финансового результата до налогообложения. Эти критерии являются ограничениями, устанавливаемыми с целью улучшения инвестиционной привлекательности страны и увеличения поступлений в бюджет.

В настоящее время в Налоговом кодексе Украины определен перечень налоговых разниц, которые учитывают общественно необходимый уровень расходов и доходов для обеспечения определения приоритетности, достаточности и эффективности с точки зрения получения соответствующего уровня бюджетных поступлений налога и прозрачности его администрирования.

В. — По всем Вашим расчетам удастся ли в 2016 г. выйти на дефицит бюджета не более 3,7% ВВП?

Е. М. — Для сбалансирования проекта налоговой реформы Минфина Украины и сохранения дефицита на уровне 3,7% ВВП необходимо уменьшить или оптимизировать расходы на 60 млрд. грн.

При этом это должно быть не механическое сокращение расходов, которое приведет к увеличению задолженности бюджета перед гражданами и необходимости финансирования скрытого дефицита, а именно оптимизация или экономия государственных расходов.

Сегодня проводятся непростые дискуссии в правительстве и с Международным валютным фондом о достижении сбалансированности бюджета с дефицитом 3,7% ВВП.

 

Нина ЮЖАНИНА:
«Через полгода после либерализации следует рассчитывать на детенизацию»

В. — Нина Петровна, основным положением вашего проекта закона «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно налоговой либерализации» (от 26.10.2015 г., реестр. № 3357) является переход службы от осуществления фискальной функции к сервисной. В связи с этим вводится институт налоговых консультантов. Кто будут эти налоговые консультанты? Бывшие работники ГФС? И на базе чего будет запущен институт?

Н. Ю. — Институт налоговых консультантов планируется создать как независимый орган, деятельность которого будет подобна аудиторской, но это будут на самом деле налоговые консультации, предоставление помощи плательщикам в составлении отчетности, уплате налогов, представлении интересов плательщика как в налоговом органе, так и в суде. То есть это такая себе новая профессия и выделение в том числе из профессии аудиторской кластера людей, которые заменят бухгалтеров. Для чего это? Для того, чтобы лишить субъектов предпринимательской деятельности вообще необходимости удерживать штат бухгалтеров. Передал налоговому консультанту документы — и больше ни о чем не заботишься. Даже если у налогового органа возникнут вопросы относительно составленной отчетности, то он будет иметь дело исключительно с налоговым консультантом, а не с плательщиком.

В. — Недавно появился системный отчет от института бизнес-омбудсмена «Проблемы администрирования налогов для бизнеса в Украине». Советуют, в частности, изъять из Кодекса принцип депонирования средств на НДС-счетах. В вашем законопроекте этого нет. Почему?

Н. Ю. — О негативных последствиях СЭА НДС говорят в основном в столице. Я недавно объехала некоторые регионы, где на встречах с бизнесом почти не возникал вопрос о негативных последствиях в виде вымывания оборотных средств. Сложно было в начале внедрения системы, в июле месяце, когда на самом деле пришлось изъять денежные средства из обращения, но сейчас этот вопрос уже снят.

Я неоднократно говорила, что с самого начала была большим противником СЭА НДС, но, учитывая задачи, которые можно было решить только через систему электронного администрирования, мы согласились на ее взвешенное внедрение с учетом всех негативных последствий, которые могут возникнуть у бизнеса. Об отмене СЭА НДС, на мой взгляд, пока говорить неуместно. На самом деле, положительный эффект от СЭА НДС для бюджета есть.

Сейчас должны двигаться с максимальной отдачей к тому, чтобы убрать нормы, которые вообще противоречат здравому смыслу и препятствуют работать с использованием системы, например относительно установления ответственности контрагента за нерегистрацию своему покупателю налоговой накладной.

В. — К возмещению НДС Вы планируете подходить в порядке очередности заявок, без каких-либо критериев для «автомата». Как в таком случае быть со старыми долгами, которых накопилось свыше 20 млрд. грн.? Сначала отдать их?

Н. Ю. — Система, которую мы предлагаем для возмещения НДС, предусматривает создание реестра в режиме он-лайн и автоматическое возмещение всех сумм НДС, обеспеченных деньгами в СЭА. Если туда втянута строка 24 декларации, что позволяет регистрировать налоговые накладные налогоплательщикам на суммы отрицательного значения, то при возмещении такая заявка не может быть беспрепятственно включенной в новый реестр, а требует проверки налоговым органом.

Что касается старой задолженности, то она уменьшается в связи с тем, что были внесены изменения в бюджет относительно увеличения суммы к возмещению НДС. Думаю, до конца года мы будем иметь сравнительно минимальную задолженность за последние годы. Старую историю мы должны закончить достойно.

В. — Чего ожидать со спецрежимом для сельхозпредприятий? Будет ли он изменен и для кого?

Н. Ю. — Спецрежим по НДС должен быть отменен с 2016 года для всех сельхозпроизводителей, кроме животноводов. По животноводству у нас есть расчеты экспертов, подтверждающие, что при отмене такой льготы животноводство вообще не сможет дальше существовать как отрасль. То есть для того чтобы поддержать это направление деятельности сельхозпроизводителей, мы должны оставить для них спецрежим.

В. — Что предусмотрено со ставкой НДС для изделий медицинского назначения? В Минфине ее планируют поднять с 7 до 20%. Что предлагаете Вы?

Н. Ю. — Мы предлагаем ее оставить на уровне старой ставки 7% и сможем говорить об отмене этой льготы только после проведения реформы здравоохранения и учтения в ней всех возможностей предоставления социальных гарантий необеспеченным людям относительно стоимости лекарства. Будут ли это персонифицированные карточки с фиксированной суммой, которую может израсходовать на лекарство лицо, требующее социальной защиты, либо другая система, которая разрабатывается в Минздраве Украниы, но к этому вопросу мы можем вернуться только после такой реформы.

В. — Относительно налогообложения прибыли. Сейчас объект налогообложения — прибыль, определяемая путем корректировки финансового результата на налоговые разницы. Какова основная идея изменений по налогу на прибыль?

Н. Ю. — Основная идея заключается лишь в том, чтобы оставить все оборотные денежные средства на предприятиях. Надо заложить такие нормы, чтобы субъект предпринимательской деятельности не искал возможности оптимизации. Все знают, что для увеличения расходов субъект предпринимательской деятельности находит определенные оптимизационные статьи и направляет на оплату таких услуг свои оборотные денежные средства только для того, чтобы уплатить меньше налога на прибыль.

Налог на прибыль является наиболее уязвимым, потому что существует ряд расходов, относительно которых контролирующий орган не до конца может доказать, являются ли они оптимизационными, и очень часто между налоговым органом и плательщиком возникает конфликт, который заканчивается коррупционной историей. Но это — второстепенный вопрос. Все-таки в первую очередь мы должны предоставить возможность предприятиям, которые не имеют доступа к дешевым кредитам, оперировать собственно заработанными средствами без уплаты налога на прибыль. Я думаю, что таким образом мы оставим где-то на 30% больше денежных средств в их операционной деятельности.

Кроме того, реинвестиции в необоротные основные средства, в увеличение запасов, повышение заработной платы принесут только пользу, потому что, куда бы ни направлялась полученная прибыль, если она не изымается в виде выплаты дивидендов или других приравненных платежей, денежные средства могут свободно работать без налогообложения в пользу предприятия или просто находиться на его счетах в банке.

В. — Вы предлагаете новую систему налогообложения доходов от предпринимательской деятельности путем расширения самого определения самозанятого лица и выделяете индивидуальную деятельность. Что это за деятельность?

Н. Ю. — Это как раз бытовые услуги населению, ремонт, уборка, а также народные промыслы — розничная торговля тем, что ты вырастил или произвел. Очень часто мы видим, как люди продают плетеные корзины, вязаные вещи и т. п. Для чего мы ввели эту индивидуальную деятельность? Чтобы упростить работу таких лиц без обязанности зарегистрироваться как СПД и позволить уплачиить налог за фактический период деятельности. Администрирование должно быть минимальным.

В. — В сети «разгоняется» тезис о том, что ставки налогов — не главное для экономики. Объясните, пожалуйста, обычному человеку и гражданину, почему предложенные Вами 10% НДФЛ лучше, чем нынешние 15/20%, кроме того, что это и так очевидно?

Н. Ю. — Ставки — не главное и главное. Потому что именно в комплексе снижение ставок дает тот эффект, который мы хотим и ожидаем получить от либерализации. Мы ожидаем вывода из «тени» экономики и легализации заработных плат. И ряд мер, предложенных в законопроекте, может привести к такому результату. Это и изменения в администрировании, и изменения в самих подходах к налогообложению (я имею в виду налог на распределенную прибыль), и глубокое понимание относительно прикрытия лазеек, которые могут использоваться для оптимизации.

В. — Вы предлагаете новый механизм начисления налоговой социальной льготы исходя из доходов домохозяйств. Расскажите о нем подробнее.

Н. Ю. — Мы стараемся ввести налогообложение семейного дохода через трансформацию социальной льготы, которая сегодня привязана только к заработной плате и значительно усложняет работу бухгалтерии предприятий, в усовершенствованную систему налоговых скидок.

Мы делаем только первый шаг, дальше эту систему надо будет развивать, изучая опыт других государств. Есть ситуации, когда в семье работает один взрослый человек, есть семьи, где на содержании находятся двое и больше людей, которые не могут трудоустроиться. Поэтому предусматриваем, что по результатам года одно физическое лицо, размер месячного дохода на каждого член семьи которого составил менее двух минимальных зарплат, будет иметь право на возврат из бюджета части уплаченного НДФЛ.

В. — Нужно ли детенизацию учитывать, планируя поступления в бюджет?

Н. Ю. — Я думаю, что после проведения либерализации на детенизацию следует рассчитывать уже по итогам полугодия.

 

Виктор Галасюк:
«Системная радикальная налоговая реформа способна перепрограммировать экономическую судьбу страны»

В. — Виктор Валерьевич, почему, по Вашему мнению, так затягивается процесс фискального реформирования? Насколько связан он с реформированием других отраслей?

В. Г. — Потому что власть все еще ищет эффективный эволюционный путь реформирования, которого не существует. Когда теневая экономика составляет 50% официальной, планировать налоговую реформу без учета этого нюанса, стараясь «удержать равновесие», — все равно, что не замечать слона в комнате. Нужна радикальная налоговая реформа, которая ставит во главу угла вопросы детенизации экономики и создания инвестиционных стимулов для развития предпринимательства.

Системная радикальная налоговая реформа способна перепрограммировать экономическую судьбу страны, заложить основы новой продуктивной экономики, задать вектор экономического роста. Косметическая — может только законсервировать теневую экономику и сохранить существующий сырьево-олигархический порядок.

На самом деле главное понять, что налоговая реформа — не самоцель. Не нужны изменения ради изменений или очередных улучшений. Налоговая реформа — один из мощнейших инструментов экономической и инвестиционной политики. И мы обязаны начать использовать его по назначению — для создания экономического роста, а не для фискального «выжимания последних соков» из бизнеса.

А экономическая политика, и в том числе ее налоговый инструментарий, должны быть направлены на создание условий детенизации экономики, привлечение инвестиций, рост экспорта, развитие собственного производства и сохранение существующих и создание новых рабочих мест. 

По моему мнению, к сожалению, власть пока не в полной мере разделяет такой подход.

В. — Как вы относитесь к льготному налогообложению отдельных отраслей?

В. Г. — Я положительно отношусь к введению фискальных инвестиционных стимулов, в том числе отраслевых. Ведь сегодня, когда наша экономика является ориентированной на сырье и технологически устаревшей, нужно использовать фискальную политику как инструмент структурной перестройки и модернизации.

Мы не можем и ни в коем случае не должны относиться к разным отраслям и видам деятельности как к равным. Ведь они являются абсолютно разными как источники экономического роста.

Речь идет не о компенсаторном, а о стимулирующем влиянии. Ведь государственное дотирование «экономики прошлого» из государственного бюджета, начинавшееся как краткосрочная временная мера, существуя десятилетиями, разрушило экономику государства, отвлекая государственные ресурсы и блокируя инвестиционные стимулы развития экономики будущего.

Предприятия «новой экономики», осуществляющие интеллектуальноемкие и наукоемкие виды деятельности, а также новые производства должны уплачивать налогов значительно меньше, чем сырьевые предприятия и существующие низкотехнологические производства. Эти налоги также должны быть ниже действующих для такого бизнеса в других странах для выравнивания глобальных конкурентных условий в интересах украинской экономики.

В. — Можете ли спрогнозировать, как могут развиваться события относительно принятия налоговой реформы? Есть ли шанс, что две противоречивые концепции — парламентская и министерская — будут иметь точки соприкосновения?

В. Г. — 115 авторов законопроекта № 3357 из всех фракций — достаточно мощное лобби. Парламент определяет правила жизни страны, в том числе в налоговой сфере. Но вместе с тем считаю, что мы не должны игнорировать предостережения Минфина и правительства в целом. Нужно как можно скорее провести дополнительные консультации и показать, что радикальная налоговая реформа не несет риска неконтролируемого бюджетного дефицита и не грозит финансовой стабильности страны, а наоборот — создает условия для экономического развития и долгосрочной финансовой стабилизации.


Беседовали
Мария ДАНЮК,
Ольга ГЕРМАНОВА
и Инна ГОЛОВКО

«Горячие линии»

Дата: 1 ноября, четверг
Время проведения: с 14:00 до 16:00
Контактный номер: (044) 501-06-42